Казнь людей в средние века. Виды смертной казни в прошлом, казнь через отсечение головы

В средние века была очень распространена казнь в виде отсечения головы от туловища  топором, а позже и при помощи аппарата гильотины. Меня как медика заинтересовала физиологическая сторона последствий отсечения головы от туловища. При этом пересекаются достаточно крупные сосуды, снабжающие голову кровью: две сонных артерии и две позвоночных артерии. Может ли человек совершать разумные поступки на протяжении 20 – 30 секунд после отделения головы от туловища, пока тот полностью не потеряет кровь и физически не ослабнет?  Может ли человек передать команду действий из головного мозга в спинной мозг и после этого сознательно проводить на протяжении полминуты какие-то разумные действия? Медицина утверждает, что «нет», без головы человек моментально теряет способность к разумным действиям. Некоторые исторические факты отвергают на первый взгляд незыблемые и бесспорные утверждения мировой медицины. Курица несколько минут может бегать с отрубленной головой. А человек? Самым распространённым видом казни в средние века в Европе была казнь в виде отсечения головы.

Приговоренного к казни человека наклоняли на дубовую колоду, а палач огромным топором или мечём отрубал голову.  Например, в 1336 году король Людвиг Баварский приговорил к смертной кази дворянина Дина фон Шауберга и четырёх его родственников за попытку покушения на его жизнь. Фон Шауберг попросил оставить в живых четырёх его родственников, если он после отчленения головы встанет и пройдёт несколько шагов. Казнь происходила посреди ровного зелёного луга, посредине которого поставили огромную дубовую колоду, на которой и была отрублена голова Дина фон Шауберга. Как утверждает историческая хроника, после  отсечения головы он прошёл по лугу 40 шагов.

В 1528 году в немецком городе Рауштаде монах Краузе был обезглавлен по приговору инквизиции за ересь. Перед казнью монах неистово молился и просил Господа принять его грешную душу. После отсечения головы он упал на спину, перекрестился правой рукой, скрестил руки на груди, и только потом умер.

В 1527 году английский король Генрих VIII приговорил к казни мужа и жену, Изольду и Томаса Кэмбалов. Томас очень любил свою красавицу Изольду, и спас жену от казни, пожертвовав собой. Стоя на эшафоте, посреди городской площади, перед огромным количеством горожан, Томас попросил монарха помиловать жену, если он без головы добежит до края помоста. Король Англии Генрих VIII согласился с условием, и перед всем собравшимся людом и придворными дал своё королевское честное слово помиловать Изольду Кэмбл, если муж без головы достанет хотя бы пальцем руки края помоста. Он рассуждал так же, как большинство современных медиков: человек не в состоянии без головы бежать в нужную сторону, то есть не может думать и правильно действовать.

Деревянное возвышение на городской площади, где в те времена очень часто происходило обезглавливание людей, было сделано в виде квадрата с размером сторон шесть метров в ширину и столько же в длину. Огромная деревянная колода, на поверхности которой рубил голову палач очень тяжёлым и очень острым топором, находилась точно посредине этого деревянного помоста. Следовательно, сэру Томасу Кэмбалу после отсечения головы надо было встать с колен и пробежать три метра до границы деревянного помоста. Здоровый и сильный мужчина сделал невозможное. Он встал без головы с колен, и по дощатому помосту добежал до края эшафота и упал с него вниз, упал на землю мёртвым. Была проявлена титаническая сила воли, вызванная любовью этого мужчины к своей жене! Чтобы увековечить эту чрезмерно сильную, но несчастную любовь, чтобы современная медицина изменила научные убеждения по отношению к исключительной роли головного мозга в проявлении разумных действий, автор этой статьи сейчас подробно опишет данное историческое событие. Начнём с изложения причины казни молодой четы Кэмбалов. 

Генрих VIII был младшим сыном Генриха VII, первого английского короля из рода Тюдоров. Его старший брат, принц Артур, был человеком хилым и болезненным. В ноябре 1501 года Артур вступил в брак с арагонской (испанской) принцессой Екатериной, но из-за болезни не смог исполнить свой супружеский долг, ребёнка Екатерина не родила. Прикованный к постели, Артур всё время кашлял, томился в лихорадке, и, наконец, скончался в апреле 1502 года. Симптомы болезни указывают на наличие у этого королевского отпрыска легочного туберкулёза. Юная вдова принца Артура осталась жить в Лондоне. В 1505 году между английским и испанским двором  была достигнута договорённость о том, что Екатерина выйдет повторно замуж за младшего брата Генриха, когда тому исполнится 15 лет. Подкрепляя этот договор, папа римский Юлий II подписал документ (диспенсацию), где благосклонно давал разрешение на повторный брак Екатерины. В апреле 1509 года Генрих VII умер, а в июне его сын Генрих VIII обвенчался с Екатериной. Молодой Генрих имел цветущее здоровье, был отлично сложен, считался прекрасным наездником и первоклассным стрелком из лука. С первых дней его царствования при огромном дворе устраивались балы, маскарады, рыцарские турниры.

Рисунок 1. Король Англии Генрих Восьмой

Королева Екатерина за годы своего замужества была несколько раз беременна, но сумела родить в 1516 году только одну здоровую девочку, названную Марией. Королева страдала многочисленными женскими болезнями, которые не могла вылечить средневековая медицина, и которые делали половой акт болезненным. Прожив 10 лет в браке, король всё ещё не имел наследника престола. Это очень беспокоило английского монарха, и так как всему виной была больная супруга, то в королевской семье стали вспыхивать скандалы, которые с каждым годом становились всё сильнее и сильнее. Постепенно между супругами возникла глубокая неприязнь. С 1524 года Генрих перестал разделять с женой ложе. У короля начались многочисленные любовные романы, а Екатерина занялась делами церковного благочестия и благотворительностью.

В марте 1524 года на очередном балу Генрих видел, как танцует прекрасная пара. Высокий и статный мужчина танцевал с очень красивой женщиной, голову которой украшали длинные белокурые волосы. От своих придворных дам король узнал, что перед его троном танцуют сэр Томас Кэмбл со своей супругой Изольдой. Женщина поистине была очень красивой и статной. Томас Кэмбл был выходцем из небогатого дворянского рода, жил тихо и счастливо, от брака с Изольдой имел симпатичную белокурую дочурку четырёх лет. Наблюдая за танцующей и счастливой молодой парой, король Генрих, по-видимому, задумался о своей несчастной семейной жизни. Богатство – есть, власти – хоть отбавляй, а любви и настоящего человеческого счастья – нет. По этой причине Генрих на балу выпил много вина, был хмур и даже озлоблен. Внезапно его осенила крамольная мысль. Он отозвал в сторону своего кардинала Томаса Уолси, и угрюмо спросил.

- Я обладаю неограниченной властью. Я – король Англии. Так? Так! Завтра же я хочу спать с этой красавицей! Возьми солдат, укради Изольду и спрячь её в ближайшем женском монастыре!

- Это преступление, мой король. Она замужняя женщина! – пробовал возразить кардинал.

- Что? Ты мне перечишь! – заорал на весь зал король. -  Если завтра ты не исполнишь приказ – ты больше не кардинал! Я пошёл спать. К обеду жду тебя с докладом.

Так за одну минуту король поломал судьбу двух прекрасных людей. Когда конный экипаж Кэмболов ехал по тёмной дороге домой с королевского бала, на них напали «неизвестные разбойники», и пока сэр Кэмбл вёл неравной бой на шпагах, разбойники похитили его любимую жену. Израненный Томас Кэмбл приехал домой, быстро поправился и приступил к поиску своей жены. Изольда на протяжении двух лет (1524 – 1527 годы) находилась в заточении в одном из благоустроенных, шикарных «подвалов» женского монастыря, недалеко от Лондона. На два года она стала тайной любовницей короля. Когда король желал любовных утех, он уезжал на охоту. После непродолжительной охоты, Генрих покидал сопровождающую его придворную свиту, и с несколькими офицерами-охранниками скакал на конях в сторону женского монастыря. Вскоре Изольда родила от короля мальчика Карла. Король начал уже вынашивать более серьёзные планы, начал думать о женитьбе на своей пленнице. Генрих начал обсуждать с кардиналом план развода с королевой. Но судьба уготовила трагический финал этой истории.

Томас Кэмбл догадывался, что в деле похищения его красавицы-жены виноват король. В 1527 году за большие деньги он узнал от придворных короля, что тот часто уезжает куда-то в пригород столицы. Прошла не одна неделя, пока Кэмбл выследил путь короля от места охоты к женскому монастырю. Он сразу понял, что король сделал Изольду своей любовницей. Желание побыстрее встретится со своей любимой у Кэмбола была столь велика, что он в тот же вечер он решил штурмовать монастырь. Король прискакал в монастырь только с двумя охранниками-офицерами. У сэра Кэмбала было четыре вооружённых помощника. Они советовали начать освобождение Изольды после того, как король и его охранники уедут. Но Томас Кэмбл был преисполнен дикой ревностью и жаждой мести. Кэмбл планировал напасть на монастырь ночью, связать двух охранников, быстро забежать в спальню, обязательно проткнуть шпагой ненавистного ему короля Англии. После чего надо было в течении ночи на конях вместе с Изольдой добраться к морю, и на корабле покинуть пределы Англии.

Но как сказано в святом писании: «Человек предполагает, а Бог располагает». К сожалению, его план осуществился «только частично». Охранников связать не удалось, они отличились бдительностью, были кадровыми военными, хорошо владеющими оружием, поэтому оказали яростное вооружённое сопротивление. Пока четверо друзей сражались на шпагах с охранниками, сэр Томас Кэмбл вбежал в спальню своей супруги, устланную дорогими коврами. За несколько секунд до этого, услышав сильный шум, король забежал в другую комнату и так же вооружился шпагой и кинжалом, и не дал Томасу быстро себя убить. Во время боя Томас сильно изранил короля. Глубокие раны у Генриха были на животе, руках и особенно на ногах, после чего он до самой смерти прихрамывал. Но самое неприятное для самолюбия короля было то, что во время боя Изольда пронзительно кричала:

- Томас, дорогой, убей эту жирную гадину! Убей, прошу тебя!

Кроме того, Изольда взяла в руки высокий бронзовый подсвечник, и его тяжёлым основанием и пыталась несколько раз ударить короля по голове. Но король чудом успевал отклониться. В этот момент король Англии понял, что Изольда люто ненавидит его, и была покорной только по причине своего безвыходного положения.

Дальнейшие события стали развиваться не в пользу нападающих. На шум стали сбегаться мужчины и женщины, выскочило из темноты ещё несколько охранников, которые принадлежали к свите короля. Поэтому четверо друзей Томаса Кэмбала были вынуждены покинуть здание монастыря и ускакать на конях в ближайший лес. Вооружённые люди в тот же миг побежали на помощь королю. Томасу Кэмбалу не хватило одной или двух минут, чтобы расправиться со своим противником. Несколько острых шпаг приставленных к горлу заставили Томаса остановить бой и кинуть шпагу на пол. Охранники быстро разоружили Томаса, и один из них спросил короля:

-  Мой король, вы, вероятно, желаете, чтобы мы убили этого человека?

Но король был сильно изранен, потерял много крови, поэтому не успел ничего ответить, потерял сознание, упал на пол. Охранники бросились спасать жизнь короля, оставив безоружного Томаса стоять в тёмном углу комнаты. Офицеры вытащили короля из спальни в коридор, унесли туда же и платье короля. Огромную дубовую дверь комнаты они закрыли на несколько запоров и приставили усиленную охрану. Томас и Изольда Кэмбалы были оба заключены в подвальное помещение на несколько дней. Королю нужна была срочная медицинская помощь. Охранники его одели, погрузили в карету и быстро доставили во дворец. Король находился без сознания два дня. Когда король оправился от ран и узнал, что два пленника ожидают своей участи в подвальном помещении женского монастыря, он велел отрубить им голову за государственную измену и покушение на жизнь венценосной персоны. Казнь назначил через неделю, когда окрепнет здоровье короля, и непременно на центральной площади города, перед всеми вольными горожанами. Король был потрясён предательством Изольды, ведь он планировал сделать её королевой Англии, а она после двух лет его любви была преисполнена желанием убить его. Поэтому король хотел непременно присутствовать на козни «предательницы и её мужа – разбойника и головореза». Своей вины во всей этой трагедии король не видел и не признавал.

Казнь состоялась ясным солнечным утром. Король со своей свитой расположился как можно ближе к дощатому помосту. Придворные понимали несправедливость совершаемых событий, поэтому тихо перешептывались. С конной повозке сошла красивая, но обречённая на смерть чета Кэмбалов, которую солдаты сопроводили в центр эшафота, где уже стоял палач с огромным топором. Томас и Изольда держались за руку и гордо взирали на происходящее. Судья зачитал всем присутствующим приговор: смертная казнь за государственную измену и за покушение на жизнь короля Англии Генриха VIII. Вдруг среди полной тишины прогремел голос сэра Томаса Кэмбала:

- Соизволит ли король подарить жизнь моей жене, если я без головы добегу до края этого дощатого помоста?

Король от неожиданности даже вздрогнул. С минуту он думал о предложении, смотря немигающим взглядом в глаза человека, который неделю тому назад пытался его убить. От чувства злобы к Кэмбалу у короля скрипели зубы. Не отводя ненавистного взгляда от недавнего противника, король громко сказал:

- Это предложение меня заинтересовало, Кэмбал. Я присутствовал на сотнях казней, но такого ………… предложения мне никто не делал. Кардинал, как ты считаешь, без головы человек пробежит три метра?

Тяжёлый взгляд короля медленно был переведен на лицо рядом стоящего кардинала. Кардинал, немного подумав, медленно ответил:

-  Я очень……… сомневаюсь, сэр. Такого сделать человек не может, сэр! Определённо не может!

- Ну что же, я принимаю твоё забавное предложение, Томас Кэмбл! – ответил король  - Все слышали? Женщину не казнить, отпустить не все четыре стороны, если её муж без головы добежит до края помоста. В твоих руках жизнь любимой жены, Кэмбл. Сейчас перенесите мой трон к краю помоста, куда ты должен добежать, Кэмбол, без головы. Если хотя бы твой мизинец свесится с края этой доски, то твоя жена будет жить! Палач, приступай! 

Томас Кэмбл обернулся лицом к палачу и сказал:

- Я лягу на колоду, сосредоточусь, а когда крикну и опущу руку, то рубани со всех сил.

- Не первый год работаю, сэр, - смущённо ответил высокий и широкоплечий палач.

Томас Кэмбл крепко поцеловал оцепеневшую от происходящего и давно простившуюся с жизнью жену, потом решительно лёг шеей на огромную деревянную колоду и поднял руку над головой. Палач поднял огромный топор над головой и застыл в ожидании. Все присутствующие на казни затаили дыхание и ждали дальнейших действий Томаса. Томас напрягся, лицо покраснело, лоб вспотел, поднятая над головой рука задрожала мелкой дрожью. Король Генрих от напряжения встал с кресла. Когда всем начало казаться, что пауза затянулась, рука резко опустилась вниз, и раздался душераздирающий крик Томаса: 

- Руби, я готов ………

В ту же секунду голова Томаса покатилась по доскам. Но к изумлению всех присутствующих туловище Томаса поднялось и быстро побежало к краю помоста. Из шейных артерий струёй выбрасывалась кровь. Но обезглавленный Томас продолжал бежать, пока тело не свалилось с высокого эшафота прямо на короля, обрызгав его кровью и придавив своей тяжестью.  Придворные помогли королю встать с земли. От увиденного руки и ноги короля дрожали, не слушались, поэтому его усадили на трон, и офицерам пришлось долго приводить короля в чувства, брызгая водой в лицо. С этого момента короля начали посещать ночные страхи, он стал кричать во сне, а его тело стало стремительно полнеть. Присутствующие горожане стали креститься и быстро покидать место казни. Несколько придворных дам упали в обморок.

Для Изольды всё происходящее представлялось как тяжёлый сон. Она молча смотрела на казнь мужа широко раскрытыми глазами. Она не упала в обморок, но её шикарные русые волосы стали на всю длину седыми. Она с ненавистью смотрела в глаза пришедшего в сознание короля и, встретившись с ним взглядом, прошептала сквозь зубы:

- Будь ты проклят!

Потом подошла к отрубленной голове супруга, подняла её, бережно положила в фартук своего дорогого чёрного платья, медленно сошла с эшафота по ступенькам и начала покидать площадь. Генрих долго смотрел ей в след, а когда какой-то офицер хотел остановить её, и преградил путь, то Генрих вяло помахал рукой «пусть уходит, не трогай». Известно, что через день Изольда Кэмбл вместе с дочкой, родившейся от Томаса Кэмбла, и мальчиком Карлом, родившегося от Генриха VIII, отплыла на корабле во Францию. Дальнейшая судьба Изольды Кэмбл не известна.  

Проклятия Изольды сбылись. Король  разрушил такую прекрасную любовь, и за это боги его жестоко наказали. Генрих VIII был абсолютно несчастлив в личной и семейной жизни. В 1527 году он сильно увлёкся фрейлин Анной Болейн. Тогда же он дал кардиналу Уолси ответственное поручение: под благовидным предлогом дать возможность ему расторгнуть брак с Екатериной и жениться на Анне. Но римский папа Клемент VII не хотел даже слышать о разводе и отказал в своём благословении. Генрих уволил своего кардинала Уолси, который не выполнил поручение по разводу, и назначал нового кардинала - Кромвеля. Тот дал ему хитрый совет. Почему бы английскому королю не выйти из-под церковной власти Рима, и не объявить себя главой национальной церкви? Тогда бы английский король мог бы разводиться со своими жёнами без согласия папы римского. Генрих последовал совету кардинала Кромвеля и в мае 1533 года объявил брак с Екатериной Арагонской недействительным.  Через несколько дней Генрих обвенчался с Анной Болен. Но поведение Анны сразу после свадьбы было «далеко не укоризненным».  Вскоре Генрих уличил королеву в измене, и следственная комиссия из 12 пэров признала королеву «виновной в государственной измене» и постановила казнить её. Королеве Анне отрубили голову 20 мая 1534 году на том же месте, на котором казнили Томаса Кэмбала.

На другой день после казни Генрих обвенчался с Джейн Сеймур, с которой он до этого момента встречался один год. Это была тихая, кроткая, покорная девушка, но в октябре 1537 года она умерла, родив королю сына Эдуарда. Четвёртой женой Генриха была Анна, дочь немецкого герцога Клевского. Анна оказалась не только фанатичной католичкой, но и ярой противницей половой жизни. У Генриха последовало резкое разочарование в супруге, и вскоре брак с Анной Клевской был объявлен не действительным.

Рисунок 2. Вторая жена Генриха Восьмого Анна Болейн Рисунок 3. Четвёртая жена Генриха Восьмого Анна Клевская

К этому времени у короля была новая фаворитка – Кэтрин Готвард, которая была моложе короля на 30 лет. Кэтрин вела распутный образ жизни. Генриха об этом предупреждали, но тот был в плену любовных наслаждений, и не прислушался к мудрым советам придворных мужей. Венчание всё-таки состоялось. Вскоре королю начали докладывать о почти не прикрытых и многочисленных изменах молодой супруги. На заседании Совета, который приговорил королеву к смертной казни, Генрих рыдал от обиды – в семейной жизни ему катастрофически не везёт, жена опять его обманула. В начале февраля 1542 года Кэтрин Готвард была обезглавлена в Тауэре.

Спустя полгода Генрих женился в шестой раз на тридцатилетней вдове Екатерине Парр. К несчастью Екатерину Парр слишком занимали религиозные споры, и она решительно высказывала свои религиозные взгляды, которые противоречили взглядам короля. Эта вольность едва не стоила ей жизни. Был заготовлен указ об очередной казни королевы, но в 1547 году король внезапно скончался, не успев подписать смертный приговор. Болезнь Генриха была следствием чудовищной тучности. За пять лет до кончины он не был в состоянии самостоятельно сдвинуться с места. Его вывозили в зал придворные в кресле на колёсах. Современные английские врачи утверждают, что ожирение наступило вследствие гормональной дисфункции, которая наступила от перенесенного ранее чрезмерно сильного нервного стресса. По-видимому, казнь Томаса Кэмбала стала для монарха тем роковым стрессом, который привёл его к быстрому ожирению и смерти.

www.molostovvd.narod.ru
Молостов  Валерий

Смотрите также:


У нас также читают: