Нелегкая участь. Медицина и здравоохранение развивающихся стран

Развивающиеся страны вовсе не случайно называют «третьим миром». С другой стороны, за этим довольно обидным прозванием стоит судьба того или иного общества, общества самобытного, развивающегося как по своим законам, так и по единым законам общественного развития. Страны, как и люди, имеют свои индивидуальные судьбы и предназначения. Сообщества живущих здесь людей неизменно проходят все стадии своего становления, начинающиеся с первобытной общинности и заканчивая капиталистическим царством индивидуальной собственности, если только это - вершина общественного развития. Впрочем, из капитализма должен неминуемо явиться социализм и его высшая стадия - коммунизм, который тоже отличается своего рода широкой и цивилизованной общинностью. Не должно быть только насильственных перескоков через ступень, - до добра это не доводит, как мы видим на примере бывших социалистических стран. Но не будем ударяться в марксистско-ленинскую диалектику.

Итак, страна имеет статус развивающейся. В типичном случае у истоков ее общества находятся коренные традиции его устройства. Многие развивающиеся страны вышли из колоний, - а метрополия редко заинтересована, чтобы здесь был достигнут общественный прогресс. Простонародные нравы обычных африканцев, латиноамериканцев, живущих сто- и тысячелетиями традиционным обществом, были в большинстве случаев уничтожены усилиями белого человека, а традиции изломаны. Народ тогда оказывается в растерянности; пусть даже путем вооруженных действий народу удалось установить независимость от заморских господ, как это довольно часто имело место в ушедшем веке. Что из этого вытекает?

Самосознание самосознанию рознь. Люди, создавшие в свое время так называемые «примитивные» общества, обладают ничуть не меньшим чувством собственного достоинства, чем какие-нибудь американцы, англичане, немцы. Это очень сложная проблема - нормирование культуры какого-либо рода в том или ином географическом континнуме. То, что с нашей точки зрения кажется отсталым и несовершенным, является как нельзя более подходящим для комплекса каких-либо иных условий, чем у нас. А условное определение "третьемирного" облика страны - и отметим это особо, - получили уже после того, как познакомились с образом - представлений и изделий белого человека.

Какие-нибудь нарицательные негры не могут жить по-человечески не потому, что изначально относятся к нацистской категории «унтерменш» /недолюдей/, а потому, что, во-первых, их родное было в свое время жестоко раздавлено наступлением «цивилизованного» человека, а во-вторых, то, что осталось, было доломано ими самостоятельно в процессе принятия евро-американской системы ценностей.

Убогое существование миллиардов людей в условиях косвенного экономического и прочего геноцида - это и наша с вами вина. Никто не знает и не скажет, какого предела может достичь уничтожение традиционного, - просто иного, чем у нас, - образа жизни. Никто не знает, что происходит в латиноамериканской сельве, где смешанное и коренное индейское население вымирает, будучи превращенным в алкоголиков и рабов. Никто толком не знает, что творится в Экваториальной Африке, где несколько десятилетий идут усобные войны и одна за другой обрушиваются эпидемии и периоды голода. Развитые страны предпочитают в таких случаях отделываться разнородной гуманитарной помощью - вроде бы и волки сыты, и овцы целы. Мы, жители СНГ, в этом смысле не исключение.

Общественно-политическое устройство развивающихся стран в большинстве случаев напоминает бледную кальку со стран развитых. Кто закулисный господин, тот и внедряет все себе угодное через усилия марионеточного правительства. Как только правительство перестает быть марионеточным, как это сорок с лишним лет назад произошло на Кубе, или совсем недавно случилось с Боливией, как эти страны оказываются в крайне невыгодном и тяжелом положении благодаря экономическим и торговым блокадам и тому подобным мероприятиям. Развиваться вечно и никак не допустить развития, оставаясь сырьевой и прочей базом, а также рынком сбыта всего низкокачественного - вот, по мысли развитых стран, прерогатива второсортных государств. Не дадут даже жить, как живется: кто ты такой, чтобы иметь на это право?

Системы здравоохранения развивающихся стран практически всегда копируют таковые их более успешных соседей. Копируют неумело и некстати...

Создать что-либо свое не под силу из-за разных причин: бесталанности, бедности, запредельной коррупции и т.п. Многие развивающиеся страны имеют области, где «нормального» врача не сыщешь днем с огнем. В том-то и парадокс, что традиционный, допустим, племенной, уклад жизни, который до сих пор господствует на той же Папуа-Новой Гвинее, весьма неплохо способствует сохранению и приумножению здоровья, во всяком случае более, чем полуознакомленность с заморским образом существования. Простой человек, живущий жизнью своих давних предков, бывает невольно включен в сферу глубокой народной мудрости, основа которой - неистощимый опыт. Мудрость эта в неосознанном виде присутствует и в местном "здравоохранении". И вот ее не стало.

Где-то далеко в единичном экземпляре присутствует в порядке "гуманитарной помощи" иностранный дипломированный врач-специалист, который, естественно, практически недоступен. Свои вырождающиеся и самопальные лекари - единственный выход. А какой-нибудь пьяный шаман не способен оказать даже психологической помощи. Мы, то бишь, граждане Украины, привыкли жаловаться на свою несчастливую долю. Между тем у нас все-таки есть работоспособная система здравоохранения, пережившая страшные девяностые годы, и не прекращавшая своей деятельности ни на минуту. У нас есть ответственные и грамотные специалисты, способные оказать почти общедоступную и квалифицированную помощь. Не стоит забывать, что развивающаяся страна по имени Украина находится, - чисто географически, - по сути дела в Европе. И в этом ее величайшее счастье.

Современные блага все же проникают сюда путем диффузии. Надо понять, что наша жизнь является райской по сравнению с неисчислимым множеством таких же, как и мы, людей, живущих в условиях немыслимых лишений. Наш голодомор, о котором трубят украинские нацисты, переиначивая историю на свой лад, для большинства жителей страны является скорее абстрактной темой, муссируемой в СМИ. Более того, даже Великая Отечественная война через 10 - 20 лет отойдет в область преданий и легенд. А мы живем. Радуемся. Болтаем по мобильному телефону о пустяках и равняемся с Европой, а не с Зимбабве. Старики, - люди, умеющие реально судить о жизни, как сам слышал один из авторов этого материала, говорят, что жаловаться беспрестанно - грех. Нет голода. Нет войны, которая бы не оставила камня на камне без всякой метафоричности. Сейчас, в последние годы, уже можно выживать. Можно понемногу и жить. К чему-то стремиться, на что-то надеяться. Ждать лучшего. Вот так-то.

Мы не видим воочию, что такое продолжительность жизни в 40 - 45 лет и ужасающие показатели младенческой и детской смертности. И не знаем, во что обращается голодомор, когда он - многолетняя повседневность, уносящая тысячи жизней. Но это, конечно, не норма. Многие развивающиеся страны, кстати, живут такой же по уровню жизнью, как и мы. Взять, к примеру, Мексику.

Проблемами здравоохранения занимается здесь профильное министерство. С ним тесно сотрудничает Секретариат здравоохранения и социального обеспечения, который создан при исполнительном секретариате медицинского ведомства. Он отвечает за разработку и внедрение в практику передовых научных методов лечения. С помощью его, в частности, получило большое развитие использование препаратов на основе лекарственных трав и древесных соков, которые с давних времен применяли индейцы майя и ацтеки, а также методы тибетской медицины, очень популярные ныне в стране.

Страховая медицина охватывает около сорока процентов населения, в основном это рабочие и государственные служащие. Отдельные профессиональные группы, например, железнодорожники, военные, сотрудники спецслужб, получают бесплатную медицинскую помощь. Обеспеченная же часть населения пользуется услугами частных врачей. В стране ощущается недостаток медицинских учреждении и квалифицированного персонала в системе страховой медицины. В этой связи медицинского обслуживания лишена значительная часть населения, - и это при том, что Мексика - далеко не такой уж медвежий угол. В недавние десятилетия огромную проблему здесь составляли инфекционные заболевания - тиф, дизентерия, гельминтозы, бруцеллез, малярия, туберкулез и ряд других, чем "богаты" тропические края. Однако в последнее время государству удалось справиться со многими болезнями. А в течение последних лет в стране проводятся вакцинация населения против различных инфекций. Некоторые опасные болезни уже практически удалось победить.

А вот в Боливии система здравоохранения развита достаточно слабо. Квалифицированная медицинская помощь здесь доступна далеко-далеко не всем слоям населения. Только в столице Ла-Пас и других крупных городах можно найти более-менее современные клиники. Сельские же районы почти не обеспечены медициной, какой-либо медперсонал можно обнаружить только в курортных местах, где он работает по договору с медпунктами крупных отелей, - там мало-мальски приемлемая оплата труда. В Лa - Пасе есть американский госпиталь, укомплектованный американскими же врачами, который оказывает первичную помощь. На свой не хватает сил. В аптеках выбор лекарств очень невелик, причем в большинстве своем они имеют непривычные наименования и неизвестного производителя. При покупке лекарства без рецепта вам могут продать вообще совсем не то, что нужно.

Там, где нет медицины официальной, буйно расцветает медицина народная, а вернее, те статьи ее, которые приносят заведомый доход. Так, в Боливии огромной популярностью пользуются лекари-индейцы калавайя, ведущие кочевой образ жизни. Считается, что они выполняли роль врачей еще у древних инков. А сейчас у них лечится до 80% боливийцев. Эти кудесники постоянно перемещаются по Боливии, Перу, Аргентине, Чили, Эквадору и Панаме и лечат по пути от всего подряд, - с применением методов якобы народной медицины. Калавайя, как и прочие боливийские достопримечательности, пользуются невероятным интересом со стороны туристов.

Так что последние обломки народных традиций врачевания успешно вырождаются, будучи поставленными на потребу праздношатающимся американцам, и европейцам. В Лa-Пасе работает, так называемый рынок ведьм, где всего за несколько долларов можно "пролечиться" у кого угодно и от чего угодно, включая СПИД, туберкулез и т.п. Народных целителей в стране всячески ублажают и относятся к ним с трепетом. А настоящая народная медицина индейцев располагала когда-то множеством лечебных средств, некоторые из которых вызывают интерес фармацевтических компаний, так как действительно помогают при тяжелых заболеваниях.

В Боливии, как и в Украине, своим чередом идет эпидемия туберкулеза. Лечение в силу дороговизны недоступно подавляющему большинству населения страны. Все, включая детей, обращаются к врачу только тогда, когда заболевание уже угрожает жизни. В других случаях не лечатся совершенно, даже не пытаются, и, в конце концов, погибают. В стране чрезвычайно распространены тропические болезни, о которых у нас и слыхом не слыхивали, здесь огромные показатели смертности от всех возможных причин. Состояние здоровья населения Боливии значительно хуже, чем в соседних странах.

Граждане Сальвадора, где дело обстоит немногим лучше, активно выражают протест против намерения правительства приватизировать систему здравоохранения. Приватизация эта - преступление в стране, где медицинская помощь доступна и так далеко не всем гражданам. Пока коррумпированные управленцы делят между собой потенциальную собственность, - уже на местном уровне, врачи, разгадав замысел президента, призывают народ к забастовке. Частные врачебные услуги сможет оплатить едва ли не каждый десятый житель страны. Как и следует ожидать, за всем этим стоят Соединенные Штаты Америки, навязавшие Сальвадору экономическую программу, связанную с созданием в Америке зоны свободной торговли. США пытаются включить в будущее соглашение положение, запрещающее государству участвовать в тех отраслях, которые представляют интерес для частных, компаний, в том числе в здравоохранении и образовании.

Третий год сохраняется тенденция сокращения клиентов частного сектора медицинского обслуживания в Чили. Это связано в первую очередь с ростом безработицы и улучшением качества обслуживания в государственном секторе. До 1997 г. здесь неуклонно росло число тех, кто доверился частной медицине - до почти 2 млн. человек из 15-миллионного населения. Чили занимает, как ни удивительно, 33 место в мире по показателям здоровья населения, опережая даже США. В силу ряда причин, а может быть из чувства абстрактной симпатии, чилийская медицина заинтересовала правительство России. Если за образец в процессе реформирования российского здравоохранения будут взяты наработки далекой заокеанской страны, то россиян ждет очень заметное увеличение доли платных услуг. Правительство РФ разрабатывает новые принципы медицинского страхования, - здесь также, как и в Украине идут дебаты о том, какой быть системе охраны здоровья завтрашнего дня. Почти бесспорно одно: в скором времени появится "отдельная" медицина для богатых и бесплатная - для бедных. Еще одна гримаса капитализма...

В Чили же в период правления А. Пиночета были созданы два типа медицинских учреждений - частные и бесплатные. Разница между ними огромная. В частных клиниках все по высшему разряду - квалифицированные специалисты, чистота, качественное обслуживание и достаточно современное оборудование. А вот "народные больницы" для бедных только в последние годы начинают более-менее достойно выполнять свое предназначение. Да и немудрено: бюджетное финансирование мизерное, а врачи за свою работу получают гроши. В Чили - медицинское страхование семейного типа. Страховых фирм в этой стране несколько. Очередным этапом идущей здесь реформы системы здравоохранения - одной из лучших в Латинской Америке - стало введение в чилийских клиниках и больницах специальных часов приема больных с наиболее серьезными диагнозами. Каждый работающий чилиец сегодня отдает не менее 7% своей зарплаты на медицинское страхование.

За последние 10 лет бюджетные расходы на общественное здравоохранение возросли в 3 раза. Один из важнейших элементов идущей реформы – обеспечить бесплатное /или за минимальную плату/ лечение тем, чьи болезни являются причиной 75% всех преждевременных смертей в стране, или полной потери трудоспособности. Причем эти услуги должны покрываться не только государственными, но и частными: клиниками, для чего создается специальный национальный фонд, финансируемый за счет взносов работающих. Реформа приветствуется обществом, но не самими работниками системы здравоохранения. Врачи с частной практикой усматривают в новых правилах угрозу своим нынешним заработкам, а сотрудники государственных клиник - угрозу своим рабочим местам.

Системы образования и здравоохранения, которые были гордостью Аргентины 40 лет назад, с годами пришли в упадок, а нынешнее правительство не предпринимает никаких мер для улучшения положения. Вместе с тем Аргентина принадлежит к "элите" латиноамериканских стран по уровню жизни, который до недавних лет был на голову выше, чем в соседних странах. А теперь в стране вновь появилась холера, заявили о себе также детская смертность и неграмотность. Постепенно разваливается пенсионная система и система страхования на случай болезни. Безработица, которая, по официальным данным, составляет 10% экономически активного населения, в самых бедных провинциях достигает 20%. Государство заняло совершенно индифферентную позицию, передав организацию здравоохранения, просвещения и транспорта губернаторам провинций, которым в большинстве случаев не удается сбалансировать бюджеты. В чем же дело?

Примерно в 2001 г. Аргентина окончательно вошла в период тяжелейшего экономического кризиса. Проамерикански настроенное правительство, коррумпированное до последней уборщицы, довело до краха страну, которой было что терять - и в этом ее главное сходство с Украиной. А это выглядит гораздо страшнее, чем изначальное убожество. Символом аргентинской медицины стал сломанный инкубатор, в котором теснятся несколько человек детей, из которых половина обречена, - именно такая ситуация, в частности, сложилась в одном родильном доме провинции Тукуман.

Многие лечебные учреждения ныне неспособны оказывать даже базовую медицинскую помощь. После многих лет экономического спада Аргентина в конце 2001 г. смогла выплатить свой внешний долг в 132 млрд. долларов, что стало самым крупным национальным дефолтом за всю историю страны. Всего за несколько лет до того система ООН собиралась закрыть свое представительство в Аргентине, так как казалось, что в стране все в порядке. Экономический кризис, сравнимый по последствиям пожалуй лишь с распадом Советского Союза, в корне изменил всю картину. Сегодня уровень бедности и отсутствие самых необходимых медицинских материалов в некоторых районах Аргентины приняли такие же масштабы, как и в Центральной Америке, так что системе ООН, вместо скромного присутствия в стране, пришлось оказывать ей гуманитарную помощь.

У большинства стран-доноров ее и международных организаций все еще сохранилось представление об Аргентине как о стране, в которой все в порядке и которая представляет собой образец структурной перестройки. Однако теперь до 60% населения здесь живет в бедности. Центральные и местные органы власти, финансирующие государственные медицинские учреждения, не в состоянии им оказывать даже минимальную поддержку. Девальвация местной валюты не позволяет закупать запчасти для оборудования, которое постепенно выходит из строя. В то же время все большее число людей, потеряв работу, лишились также и медицинского страхования, и теперь осаждает государственные медицинские учреждения.

Положение ухудшается порой до чрезвычайного характера - Панамериканская организация здравоохранения - филиал ВОЗ, вынуждена была выделять фонды из сверхбюджетов для спасения хотя бы первичной медпомощи в стране. Помощь эта, к счастью, была отнюдь не скупой и не безуспешной. Хотя, как мы знаем, ускоренный процесс поставок гуманитарной помощи в условиях чрезвычайной ситуации предоставляет особенно широкие возможности для роста коррупции. Неопределенность, царящая на медицинских рынках - отсутствие сведений о том, кто и когда заболеет, о характере заболеваний и эффективности лечения, представляет еще одну проблему для лиц, отвечающих за принятие решений, поскольку отсутствие такой информации затрудняет управление ресурсами, а также разработку планов медицинского страхования.

Медицинская система страны имеет 2 "типа" здравоохранения -бесплатную, по которой помощь оказывается только в случае угрозы для жизни, и платную страховую, по которой осуществляется весь остальной спектр медицинских услуг. Экономический кризис в стране и вызванная им финансовая неопределенность отразилась на запасах лекарств, которых не хватает в большинстве аргентинских больниц. Фармацевтические компании не намерены поставлять лекарства до тех пор, пока правительство и страховые компании не рассчитаются с ними. Лекарства скупает и придерживает широкая армия спекулянтов.

Общение с аргентинской медициной, по словам очевидцев, доводит порой до белого каления. Мало того, что больницы переполнены и всюду очереди, так еще и врачебный персонал зачастую некомпетентен, отчего очень страдает диагностика. Но, как это ни странно, Аргентина преуспевает в таких своеобразных областях, как пластическая хирургия и трансплантология.

Так живет и работает здравоохранение развивающихся стран. В чем-то лучше, в чем-то хуже, чем у нас. Любое сравнение - занятие тонкое и небезопасное. Можно лишь предположить, что те или иные силы в том или ином случае воздействуют на страну, придавая ей заданный облик. Заданный теми, кто находит за собой бесчеловечное право решать, кто чего достоин в этом тревожном мире... 

please wait...

Смотрите также:

У нас также читают: