Права психиатрических пациентов

Психиатрия до сих пор не включена в ФОМС, а значит, что практически бесконтрольна.

Закон "О психиатрической помощи и правам и гарантиях при её оказании" от 1998 года достаточно размыт, юристы не знают тонкостей профессии, и решают дела в судах не по существу, а формально. Есть заявление специалиста-психиатра, есть мотивированное обоснование к заявлению, и судья выносит постановление о насильственном психиатрическом освидетельствовании за 5 дней. Чаще такие дела решаются заочно, лишая права человека на квалифицированную защиту, поэтому я считаю необходимым разработать 3 закона. 1 закон - для здоровых, 2 закон - для лиц, имеющих не психотический уровень расстройств. 3 - закон - для лиц, имеющих психотический уровень расстройств. И чётко определить все показания и основания для подобных освидетельствований. Сейчас эти основания размыты, что дает повод многим недобросовестным должностным лицам использовать лазейки в свою пользу. Необходимо также разработать чёткие критерии для оказания лекарственной помощи для лиц. Считаю, что здоровым нужны: психолог и психотерапия. Лицам, имеющим не психотический уровень расстройств - фитотерапия, им нельзя вводить психотропные препараты. Лицам, имеющим психиатрические диагнозы - психотропные препараты - только на курс лечения, а это не более 3-4 месяцев, т.к. через 6 месяцев применения могут наступать необратимые изменения в психике пациентов, которые трактуются психиатрами как возврат признаков болезни. Это побочное действие лекарств, развитие лекоманий (особый вид наркомании, зависимость от лекарств). Это психиатрия умалчивает и понятны причины этих умолчаний.

Для зашиты прав пациентов психиатрических учреждений нужно создание специального - Mental Health Review Tribunal - Трибунал по вопросам психического здоровья - независимый судебный орган, который рассматривает дела о госпитализации лиц, помещенных в психиатрические учреждения в соответствии с Законом. Для рассмотрения каждого дела в состав Трибунала должно входить несколько специалистов. В состав трибунала должны входят - юрист, психиатр, клинический психолог и заседатель (не являющийся специалистом в юриспруденции или психиатрии). Член Трибунала, являющийся специалистом в юриспруденции, председательствует на заседаниях и ответственен за правовое обоснование решения Трибунала. Член Трибунала, являющийся специалистом в сфере психиатрии, ответственен за консультирование других членов трибунала по вопросам медицины и психиатрии, а заседатель - обеспечивает баланс между этими специалистами.

Государством гарантирована оплата помощи адвоката, нанятого заявителем для защиты его интересов по делам о насильственном освидетельствовании, решении дел о недееспособности, о госпитализации в стационар и при оспаривании обоснованности ее продления, в случае, если заявитель не обладает необходимыми средствами. Трибунал должен очень серьезно заниматься распространением информации о правах пациентов, а также исследованиями по вопросам побочных эффектов медицинских препаратов, используемых для лечения психиатрических заболеваний. При лечении психиатрических заболеваний эффект от психотерапевтического лечения и процессов социализации значительно выше, нежели от имеющего большое количество побочных эффектов медикаментозного лечения, которое также сопровождается эффектом привыкания. Пациенты жалуются на то, что им не хватает прогулок и свежего воздуха, а также на грубость и неотзывчивость персонала, и отсутствие какой бы то ни было социальной деятельности в госпитале (нет возможности для труда, творчества, чтения, учебы). Мониторинг также отмечает нехватку персонала в психиатрических учреждениях и необходимость его специального обучения.

Трибунал должен способствовать созданию благоприятных условий для лечения пациентов, проводить переговоры с представителями Министерства здравоохранения, проводить массовые акции и распространяет публикации о результатах своих исследований по условиям содержания в психиатрических учреждениях.

Юридический отдел Трибунала должен занимается предоставлением консультаций по телефону пациентам, родственникам пациентов, а также адвокатам, ведущим дела в сфере психиатрии. Кроме того, юристы должны вести судебные дела, направленные на изменение практики и законодательства в сфере психиатрии, а также проводит тренинги по судебным делам для адвокатов и НКО, своих волонтеров, консультирующих по телефону (по вопросам права социального обеспечения, законодательству в сфере психиатрии, пенсионному праву).

Одно из направлений деятельности Трибунала должны стать - выявление в незащищенной группе лиц с психиатрическими заболеваниями еще более уязвимых категорий - пожилых людей, лиц, которые могут быть дискриминированы по расовому признаку, и определение путей борьбы с дискриминацией (что чаще всего встречается в трудовых отношениях, когда работодатель дискриминирует работника с историей психиатрического заболевания).

Отдел политики (стратегии) Трибунала должен заниматься сотрудничеством с государственными структурами, обсуждением законопроектов и лоббированием, работать в тесном контакте с Комиссией по психическому здоровью, Министерством здравоохранения, Министерством внутренних дел, Судами и органами социального обеспечения.

Одним из достижений Трибунала должно быть - увеличение пособия для лиц, страдающих психиатрическими заболеваниями, и разработать критерии для тех лиц, которые возвращаются на работу, несмотря на то, что пособие было назначено в связи с состоянием здоровья и не предполагалось, что лицо будет работать. Однако выход на работу многие пациенты воспринимают как путь к социализации и адаптации после лечения, а отмена пособия в случае выхода на работу не способствует стремлению возвращаться в обычную жизнь.

Независимые Эксперты по определенным темам должны готовить свои обзоры, практику и экспертное мнение по этим вопросам, которые принимаются как доказательства (evidence) для принятия решения тем или иным государственным органом.

Рекомендации Трибуналу для принятия следующих мер:

  • позволить людям работать и получать зарплату без риска потери
    пособия, которое они получают в связи с нетрудоспособностью,
    установленной в связи с психическим заболеванием, если степень
    заболевания позволяет работать,
  • оказание финансовой поддержки по коммунальным расходам и оплате за
    жилье;
  • усилить контроль за работодателями, для защиты работников от
    дискриминационного отношения по причине наличия у них заболевания.

Закон позволяет задерживать лицо для проведения обследования, если оно страдает психическим заболеванием такой природы и степени, которые требуют госпитализации, и госпитализация необходима в интересах его здоровья и безопасности или безопасности других лиц. Продолжительность такой госпитализации должна составлять не более 30 дней.

Пациент может обжаловать в Трибунал по вопросам психического здоровья свою госпитализацию, если он с ней не согласен, в течение первых 14 дней госпитализации. (Напомню, что российское законодательство не устанавливает такого права, несмотря на то, что практикой Европейского суда по правам человека установлено, что отсутствие специального положения о возможности инициирования пациентом процесса проверки законности и обоснованности госпитализации по его собственному заявлению, является нарушением статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Правом на обжалование госпитализации должны воспользоваться и близкие родственники пациента. Просьба родственников пациента о его освобождении может быть отклонена лечащим врачом (должностным лицом, ответственным за госпитализацию) на том основании, что пациент представляет опасность для себя или окружающих, но только на этих основаниях.

Специально назначенный социальный работник может обратиться в суд с требованием об отстранении близкого родственника от выполнения его обязанностей в отношении к пациенту, если он считает, что родственник безосновательно требует освобождения пациента или безосновательно отказывается от дачи согласия на госпитализацию с целью лечения.

Когда сделано такое заявление об отстранении близкого родственника от выполнения обязанностей в отношении пациента, установленный срок госпитализации в 30 дней автоматически продляется до тех пор, пока не закончится процесс об отстранении родственника, а пациент остается в госпитале.

Статья 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод устанавливает:

Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным.

- статья 5 Конвенции предусматривает право обжаловать заключение или госпитализацию, но не налагает на государство обязанность по своей инициативе отправлять его в суд для пересмотра его заключения или госпитализации.

Государство обязано обеспечить недееспособному пациенту те же возможности доступа к Трибуналу, что и дееспособному, поскольку статья 5 Конвенции предоставляет право доступа к суду в случае лишения свободы каждому, а не только лицам, имеющим дееспособность.

Проблема отсутствия доступа недееспособного лица к каким-либо средствам защиты по их собственной инициативе, а не усилиями опекуна, существует в России. Между тем, ситуация с российским законодательством сложнее, поскольку в случае обжалования положений законодательства потребуется обжаловать не положения закона "О психиатрической помощи..", а Гражданского кодекса, устанавливающего общие основы дееспособности и недееспособности и общие правила осуществления прав и обязанностей недееспособного лица опекуном.

В стационаре содержатся лица с особо опасным поведением, чаще всего совершившие преступления против личности и в силу признания их не подлежащими уголовному наказанию, направленные для лечения в стационар. Кроме того, сюда могут быть направлены на лечение и лица, не совершившие преступлений, однако, с тяжелым течением заболеваний и тенденцией агрессивного поведения.

Типичная схема для России - судья, лечащий врач, главный врач, как мы знаем, он нередко появляется в процессе для выступления на стороне пациента (?) и представления его интересов (?), и если повезет, может быть и сам пациент. Адвокат - исключительно редко, представитель НКО - редко, свидетели - достаточно редко, врач-психиатр (хотя бы один) с альтернативным экспертным заключением - практически никогда.

Учитывая особую сложность вопроса, и то, что большинство врачей настаивало на социальной опасности заявителя и на том, что его заболевание несет в себе серьезный риск для общества, Трибуналу потребуется еще некоторое время для оценки всех рисков, допроса дополнительных экспертов и принятия решения. Возможно, что промежуточным решением будет направление заявителя в госпиталь с менее ограничительным режимом, по решению экспертов.

Многие добросовестные Врачи намерены оказывать правовую помощь людям, пострадавшим от врачебной ошибки, халатности, неквалифицированно или несвоевременно оказанной помощи. Статистики дефектов врачебной деятельности нет. И она для государства невыгодна, потому что показатели были бы плачевны. ЛИГА защиты прав пациентов должна будет защищать интересы не только пациентов. Проблемы инвалидов, детей, стариков, бывших военнослужащих тоже не должны оставаться в стороне. Кроме того, правозащитники должны намеренно ставить вопросы о профессиональной несостоятельности горе - медиков, лишая их на законных основаниях - мед. практики и дипломов.

Поскольку в судах защита прав граждан проходит очень тяжело и зачастую необъективно, то ЛИГА должна ставить вопрос перед компетентными судебными органами, советом судей и квалификационной коллегией о признании таких судей профнепригодными, а судам присваивать статус - не компетентными в решении подобных дел. Для грамотного решения вопросов защиты прав пациентов нужна подготовка судей по медицинскому праву. Программа подготовки апробирована автором статьи.

Елена Дмитриева - независимый эксперт по вопросам здоровья

загрузка...

Смотрите также:


У нас также читают: