Doctor Life: Наркозависимые люди на пути к выздоровлению

Смотреть такое про «них» гораздо менее травматично, чем про «нас». Но про «нас» полезнее

По сегодняшним меркам реалити-шоу Doctor Life о лечении наркоманов в частной клинике не вписывается ни в какие рамки. Вероятно, для многих телезрителей и пользователей интернета это тоже неожиданный «разрыв шаблона». Но продюсеры на Западе пошли бы еще дальше: одной реабилитации в медицинском центре мало, надо запечатлеть жизнь наркоманов в их естественной среде. Дело в том, что на Западе телевидение и документальные фильмы — это обычные способы осмысления окружающей действительности в их социальном измерении.

Смотреть такое про «них» гораздо менее травматично, чем про «нас». Но про «нас» полезнее и нужнее. Организатор проекта, отдавший 25 лет области наркологии профессор Женишбек Назаралиев, решил снять реалити-шоу Doctor Life о потерянных людях на постсоветском пространстве и среди эмигрантов из бывшего СССР.

Отчасти восемь героев проекта Doctor Life из России, Германии и США могли бы начать цитатой из рассказа Джека Лондона: «Оттого что мы больны, у нас отнимают свободу. Мы слушались закона. Мы никого не обижали. А нас хотят запереть в тюрьму». Но только отчасти, потому что вопрос об ужесточении антинаркотического законодательства, предложенный Федеральной службой контроля за оборотом наркотиков России, пока подвис в воздухе – наркоманов за их болезнь сажать в тюрьму до поры до времени не будут. Но есть уверенность, что участников Doctor Life за употребление наркотических средств точно не привлекут. Хотя сами они далеко не святоши.

Вроде бы на проекте встретились наркозависимые люди, а на самом деле представители разных групп общества и даже разных стран. Криминальный уклон в видении и восприятии мира демонстрирует пара из Магадана – Анатолий Несмиянов и Екатерина Антипова. Молодежное легкое отношение к наркотикам у русского американца Глеба Антонова, который не снимает наушники. Жуликоватое поведение у москвича по кличке Итальянец. Русский немец из Вормса, Виктор Маллекер, придерживается устаревшего «пацанского» кодекса 90-х. Москвичка Ирина Анисимова замкнута в себе и похожа на жертву рейвовых дискотек. За каждым участником стоит целый класс со своими понятиями о жизни и привычками к сосуществованию в обществе.

В пилотной серии Doctor Life профессор Назаралиев объясняет, что на восьми участниках, которых отобрали более чем из полутора тысяч претендентов, он покажет действенность своего метода лечения наркозависимости. Для профессора это вопрос как чести и репутации, так и смягчения общественных нравов. В одном из многочисленных интервью касательно реалити-шоу он в частности сказал, что делает проект на свои деньги, но, конечно, не без помощи добрых людей. В этом смысле он настоящий пассионарий, стремящийся быть полезным обществу посредством своих умений и ремесла. Начав как советский психиатр, профессор Назаралиев посетил в научных целях более 40 стран мира и пришел к середине 90-х к мнению, что медицина должна быть с человеческим лицом. А наркология тем более.

Участников проекта трогает теплое отношение к ним со стороны медицинского персонала. В одной из серий Виктор Маллекер из Германии рассказывает, как отец предлагал ему застрелиться и избавить всех от проблем. В медицинском центре Виктор не источник проблем, он личность уже потому, что отважился на серьезный шаг и лечится от наркомании. О зависимости Глеба Антонова из его друзей практически никто не знал, но когда отец разместил на его странице в Facebook ссылки на серии Doctor Life, он сильно на него разозлился. В итоге отцу удалось убедить сына, что Глеб становится примером для тысяч других наркозависимых людей, которые не могут найти в себе силы пойти лечиться. Отличились и жители Магадана. Они так болеют за своих земляков, что создали группу поддержки в социальной сети «Одноклассники».

Помощь и поддержка делают из заядлых прожигателей жизни и криминальных лиц совсем других людей. Почти все приехали на проект Doctor Life со своими близкими и родственниками. Считается, что они попадают в категорию созависимых и из-за стресса не менее подвержены наркомании. Все они проходят групповую терапию в присутствии психолога и через слезы, откровения и разговор о пережитом опыте получают разрядку. Отсутствие анонимных обществ по американскому типу сказывается крайне негативно, и оказывается, что найти понимающих твои проблемы собеседников — уже слезоточивое счастье.

Съемки еще продолжаются, и, пройдя все медикаментозные этапы лечения, сегодня герои – как это называет профессор Назаралиев – «шлифуют» свой разум. Он отвез участников Doctor Life на берег озера и предложил обуздать свое «Я» в восточных медитативных практиках. По мнению профессора, это поможет очистившимся и избавившимся от зависимости героям противостоять той среде, в которой они могут не выдержать искушения.

Постсоветские страны, по словам Назаралиева, мало заботятся об инвалидах и наркозависимых людях. Складывается впечатление, что они никому не нужны. Поэтому умение абстрагироваться и не скатываться в депрессию будет особенно полезным на этапе возвращения домой. Через полгода, а затем через год после окончания съемок в клинике авторы проекта собираются снять продолжение о том, как сложилась жизнь участников.

В первых сериях много внимания уделялось планам, надеждам и мечтам героев. Как ни странно, они ничем не отличаются от того, чего хотят обычные люди. Впрочем, у зрителей еще будет возможность посмотреть, что из загаданного сбудется.

Смотрите продолжение реалити-шоу.

Второй этап лечения наркомании по методу профессора Назаралиева – «шлифовка разума», 13 серия - героям Doctor Life предстоит пройти «шлифовку разума» в рамках программы Mindcrafting.

please wait...

Смотрите также:

У нас также читают: