Типичные ошибки в работе психолога-консультанта или благие намерения как болезни роста

В очерке рассматриваются некоторые основные ошибки, которые допускаются психологами в процессе индивидуального, группового и семейного консультирования (психотерапии) вследствие чрезмерной мотивации помогающего поведения, что является типичным для начинающего консультанта и в дальнейшем может быть существенным фактором профессионального выгорания специалиста.

Выбор профессии психолога, как и любой другой «помогающей» профессии, если он не случаен, почти всегда базируется на желании помочь людям, которое в свою очередь основано на высших ступенях пирамиды ценностей Абрахама Маслоу – потребностях в получении знаний и компетентности, а также в признании, любви и уважении.

Вышеуказанные потребности формируют мотивацию помогающего поведения, находящуюся в прямой связи с профессионально важными качествами – интуицией, эмпатией, инициативностью и вариативностью поведения консультанта в профессиональном взаимодействии.

Если же консультант сам имеет личностные проблемы вследствие низкой самооценки, неуверенности в себе или непроработанности индивидуальных личностных проблем в ходе обучения консультативным навыкам, - в его отношении часто может сработать принцип: «Невежа с инициативой – хуже вредителя», что приведет, как минимум, к завершению консультативного взаимодействия, а в худшем случае – усугубит проблемы клиента и сформирует негативное отношение и стойкое неприятие профессиональной психологической помощи.

Итак, более подробно об ошибках:

1. Когда не срабатывает метафора

Пример:
Консультант: У одного из моих клиентов была похожая проблема…
Клиент: Причем тут другие люди…
Консультант: Ну, так вот он вышел из положения таким способом…
Клиент (раздраженно перебивает): Да что мне как кто-то как-то решает свои проблемы. У меня есть моя проблема, и давайте заниматься мной…
Консультант:

В данной ситуации есть два возможных объяснения: либо перед нами демонстративный клиент, может быть, с истероидной акцентуацией характера, либо же достаточно актуализированная личность с низким уровнем конформности и достаточной степенью осознанности своих проблем. В любом случае, метафоротерапия, столь популярная в консультативной практике, особенно у начинающих психологов, может не работать, просто не принимаясь клиентом.

2. Инициатива как работа вместо клиента

Пример (популярный анекдот):
Консультант: Как я понял, Ваши дела в последнее время идут не очень?
Клиент: Да.
Консультант: Вас подводят деловые партнеры?
Клиент: Да.
Консультант: Вы перестали доверять людям?
Клиент: Да.
Консультант: У вас проблемы с потенцией?
Клиент: Да.
Консультант: Вы не доверяете своей жене?
Клиент: Да.
Консультант: У вас напряженные отношения?
Клиент: Да.
Консультант: Вы ее ненавидите?
Клиент: Да.
Консультант: Вы хотите убить свою жену?
Клиент: Отличная идея, доктор!!!!!

Очень часто клиенты появляются именно с запросом «Сделайте что-нибудь!» или «Посоветуйте что-нибудь!». Желание помочь и пассивное поведение собеседника невольно стимулирует начинающего специалиста на чрезмерно активную, ведущую позицию в диалоге, - таким образом ответственность за судьбу клиента принимается консультантом: любое его забегание вперед и «форсирование» процесса консультирования может быть принято клиентом как руководство к действию.

3. Автоматизм профессиональных навыков (снижение сензитивности как следствие эмоционального выгорания)

Пример (популярный анекдот):
Клиент: Уже не знаю, что мне делать…
Консультант (устало): Да-да…
Клиент: Все так достало, сил нет…
Консультант (устало): Угу…
Клиент: Не вижу смысла в жизни… и никакого просвета.
Консультант (устало): Да-да, так бывает…
Клиент: Я начинаю задумываться о самоубийстве…
Консультант (думая о своем): Да, да, конечно…

Все начинающие психологи-консультанты, в особенности ведущие частную практику, мечтают о потоке клиентов, готовы к 8-10 консультациям в день, не представляя, что количество рабочих часов качественно усиливает уровень эмоционально-психологического выгорания, и, как следствие, притупляет эмпатию, переводит процесс активного слушания в речевой автоматизм, на уровень слов-паразитов, что рано или поздно отслеживается клиентом, сводя на нет сформированные консультативные и терапевтические отношения.

4. Экзистенциальные вопросы

Пример:
Клиент: Как мне дальше жить?
Консультант: Угу…
Клиент: Нет, вообще, как мне дальше жить, скажите?
Консультант: А как бы вы хотели?
Клиент: Да я вас спрашиваю! Как мне дальше жить и что делать?
Консультант: Ну… в зависимости от того, что бы вам хотелось…
Клиент: Я не знаю, я у вас спрашиваю, как мне дальше жить?????
Консультант: Ну, давайте поговорим об этом…
Клиент: Да мы с вами уже две недели об этом разговариваем… Скажите, как мне себя вести, как жить дальше????
Консультант:

Психологические ресурсы клиента, равно как и консультанта, небезграничны – появление вышеозвученного вопроса не должно быть неожиданностью, но, как правило, формулировка «Как мне жить дальше?» формально перечеркивает всю предварительную работу и является сильнейшим ударом по профессиональному самосознанию. Как и в вышеописанной ситуации, удар по самолюбию и профессиональный стресс консультанта настолько силен, что начинающий психолог может невольно начать «подыгрывать» клиенту, поддаваясь на его манипуляцию и судорожно включаясь в поиск решения, предлагая наугад не всегда удачные, а главное, не видимые (не выработанные еще пока) пути решения вопроса.

5. Нарушение принципа нейтральности (в семейной психотерапии)

Пример:
Клиент: Ну и как мне посоветуете вести себя с моей дочкой?
Консультант: Ну… если бы я был ее отцом, я бы…
Клиент: Да кто вы такой, чтобы быть отцом моему ребенку! Я спрашиваю, как мне с ней себя вести!!!!
Консультант: Я имел в виду, что если бы на вашем месте бы я…
Клиент: Да меня не интересуете вы – воспитывайте своих детей! Не лезьте в мою семью! Вообще я спросил, как МНЕ себя вести!

Наиболее ярко и полно принцип нейтральности описан в контексте подхода системной семейной психотерапии, в частности, в работах Варги А.Я:

«Принцип нейтральности утверждает: эффективная психологическая помощь семье требует сохранения психотерапевтом нейтральной позиции. Он равно сочувствует всем членам семьи, не присоединяется внутренне ни к кому и обеспечивает всем членам семьи равные возможности говорить и быть услышанным и понятым.

Этот принцип соблюдать непросто. Наиболее частый вариант его нарушения — попадание женщин-психотерапевтов в позицию суперматери. В дисфункциональной семье страдают все, но страдание детей видится ярко, особенно в нашей центрированной на детях культуре. Кажется, что нерадивые родители несправедливо обижают детей. Психотерапевт занимает позицию защиты маленьких и беззащитных, сообщая тем самым родителям или матери этих детей: «Я была бы лучшей матерью этим детям, чем вы». Это сообщение очень легко прочитывается, и мать, естественно, защищается и сопротивляется. Это сопротивление, спровоцированное поведением терапевта, часто сводит все его усилия на нет. Семья прерывает терапию» [2].

6. Страх молчания клиента

Молчание клиента неоднократно является предметом обсуждения на интервизионных группах и супервизионных семинарах. У начинающих консультантов, не умеющих в силу характерологических черт или профессиональных соображений, «выдерживать паузу», именно первые минуты ожидания рассказа или запроса клиента являются самым тягостным моментом, в который переживается целая гамма фантазий по отношению к клиенту:

- клиент немотивирован и сам не знает, чего хочет (индуцируется напряжение, связанное с переживанием непринятия клиента, которое на него же и переносится в форме раздражения, что быстро становится заметным через систему невербальной коммуникации);

- я не вызываю доверия к себе, поэтому он (она) молчит (у консультанта нарастает напряжение, связанное с сомнениями в своей профессиональной компетенции, способности установить терапевтические отношения);

- клиент ждет от меня каких-то направляющих действий или инструкций (иногда предположение не лишено истинности, особенно, если не проводилось первичное интервью или исследование личности);

- клиент мною манипулирует (умозаключение возможно из предыдущего пункта).

7. Молчаливый участник группы личностного роста

Пример:
«Спой, светик, не стыдись!» (И. Крылов).
Консультант-ведущий: Большое спасибо всем, что поделились своими ощущениями, как нам здесь было!
Клиент 1: А почему молчит Сережа?
Клиент 2: А мне бы хотелось услышать от Сережи, как ему было!
Клиент 3: У меня сильное ощущение незавершенности от того, что я так и не услышал Сергея!
Клиент 4: Сережа молчит, а у меня нарастает ощущение тревоги!

Молчащий на протяжении сессии участник группы личностного роста (особенно в гуманистических направлениях психотерапии и психокоррекции) тоже часто фрустрирует неопытного ведущего, который предполагает, что так и не смог «включить» человека в процесс групповой динамики. На самом деле такой участник, часто непроизвольно, но тем не менее осознанно, манипулирует вниманием группы, которая тут же обращает внимание на малейшее проявление им чувств, эмоций и переживаний. И в начале сессии, когда участникам предлагают поделиться своими ожиданиями и ощущениями, с которыми они пришли, и в завершении, когда на финальном круге необходимо дать рефлексию своих чувств и переживаний, внимание ведущего и участников обращается к одному и тому же человеку, который дважды за время работы гарантированно получает контрастный «душ» из чувств, эмоций, переживаний и внимания по отношению к себе. Работа, так или иначе, идет, и еще неизвестно, кто фасилитирует группу…

Мы не описали и половины возможных промахов в работе начинающего свою практическую деятельность психолога – но, сколько специалистов – столько и ошибок.

Задачей данной публикации было предостеречь молодого консультанта от некоторых ситуаций, которые могут поколебать еще неокрепшее профессиональное сознание или разрушить еще только формирующийся авторитет.

Разумеется, работа в данном направлении будет продолжена, так как в случае гармоничного развития профессионализма опыт «ошибок трудных», выносимый из интервизионных и супервизионных групп, должен обязательно способствовать главному принципу оказания любой консультативно-психологической или психотерапевтической помощи – принципу, известному еще со времен Гиппократа, признававшего слово первым средством помощи человеку, а именно – «Не навреди!».

Литература

  1. Варга А.Я. Системная семейная психотерапия. Введение в системную семейную психотерапию – СПб, Речь, 2001;
  2. Варга А.Я. Системная семейная психотерапия // Журнал практической психологии и психоанализа, http://psyjournal.ru/j3p/pap.php?id=20000209, 2000;
  3. Коттлер Дж. Совершенный психотерапевт: работа с трудными клиентами. – СПб, «Питер», 2002.

Реуцкий Максим Владимирович
pcyholog@yandex.ru

Смотрите также:


У нас также читают: