Лобная кора и эмоции

Клиницисты свидетельствуют, что массивное поражение нижневнутренней части лба, связанной с подкорковыми структурами - регуляторами эмоций и ретикулярной формацией - блоком тонуса и бодрствования, наносит эмоциональной сфере человека непоправимый ущерб. Эмоциональная жизнь у некоторых таких больных попросту исчезает. Подобное состояние врачи называют апатико-абулическим синдромом.

Что такое апатия - объяснять не надо. Абулия означает, что больной не чувствует голода и, если его не кормить насильно, погибает от истощения.

Вот что рассказывал об апатико-абулическом синдроме сотрудник нейрохирургического института им. Бурденко Ю. Б. Розинский: "Больной С. получил огнестрельное ранение в голову, после которого была удалена значительная часть лобных долей. В отделении лежит или сидит в однообразной позе, с ничего не выражающим безучастным лицом. Сам беседы никогда не начинает, тих, скромен, ни в чем сам инициативы не проявляет. Уроненный стул не вызывает у него потребности поднять его, несколько приподнятый разговор двух больных около него не заставляет его даже полуобернуться к ним. При вопросах появляется некоторое подобие оживленности, но скоро слабые мимические движения, едва проявившись, вновь исчезают, и лицо становится столь же маловыразительным". С. часто застывал на несколько часов в неудобной позе, лежал на мокром белье, не требуя его сменить. Есть же он начинал только, если видел, что это делают другие.

Но бывает и так. У сестры Уилдера Пенфилда, канадского нейрохирурга и нейрофизиолога, в связи с заболеванием удалили всю лобную часть правого полушария. Правое, полушарие управляет левой рукой, у большинства людей "не трудовой", поэтому не оно создает умение писать, логически мыслить, говорить. Зато его поражение чаще ведет к эмоциональным дефектам. Казалось, у сестры Пенфилда следовало ожидать серьезных расстройств именно в области этой сферы. Однако после операции у женщины сохранилось чувство такта, даже юмора, основные моральные и этические установки. Видимо, лейкотомия избавила женщину от психического недуга, не оставив никаких отрицательных последствий.

Неожиданно "следы" проявились во время званого обеда, который она устроила по поводу возвращения из клиники. Хлопотала о нем с инициативой и энергией бодрого, психически здорового человека. Составила список гостей, разослала приглашения, сервировала стол. А когда гости должны были сесть за него, выяснилось, что... ни одно блюдо не готово и даже не заказано.

А вот еще один случай, описанный Ю. Б. Розинским. "Рабочая 26 лет. Опухоль правой лобной доли. По характеру была очень настойчива, на производстве считалась энергичной, инициативной, упрямой.

В декабре 1937 года в поведении больной окружающие стали замечать большие перемены. Стала дурашливой, много говорила, пела, рассказывала неприличные истории, анекдоты. В магазине покупала ненужные вещи, потом их продавала. Накупала угощения детям, которых собирала и намеренно ссорила из-за подарков. Сочиняла стихи, песенки, постоянно их распевала, стала циничной, начала выпивать, знакомиться со случайными мужчинами, приглашать их в общежитие. Бросила работу В июне 1939 года была стационирована в нейрохирургический институт. Перед отправкой отыскала мужа, начальника гаража, с которым была в разводе. Заявила ему, что хочет в больницу "поехать на машине, чтобы знали, кто едет". После отказа она схватила камень, ударила мужа по голове, затем сама повела его в амбулаторию на перевязку. В нейрохирургическом институте: не дает никому покоя, не считаясь с состоянием больных, дает нелепые советы персоналу, сама в это время смеется. Фамильярно обращается с врачами, входит во все кабинеты. Считает себя здоровой".

Бестактность, навязчивость, грубые, плоские шутки, цинизм - хорошо знакомые клиницистам проявления разрушительных процессов в лобной коре. Но одно из важнейших - непонимание того, что кажется приятным или неприятным другим людям, безразличие к их переживаниям. Так, больная с опухолью лобной коры заметила, глядя на картину И. Н. Крамского "Неутешное горе": "Женщина, в руке у нее платок... Наверное, насморк".

Но все же более типичные нарушения эмоций "лобных" больных - это те, из-за которых один американский хирург назвал пациентов его клиники с "небольшими рубцами на том месте, где обычно растут рога" (следы после операции лейкотомии) "самыми милыми людьми". Точное определение подыскал этот врач для характеристики большей части "лобных" больных...

Д. В. Ольшанский, сотрудник факультета психологии МГУ, пишет: "Больная К., по профессии врач. Три года назад операция по поводу злокачественной опухоли левого предплечья. Два года назад обнаружен и иссечен метастаз меланомы в левой подмышечной области. Поступила в нейрохирургический институт с диагнозом: метастаз опухоли в правом полушарии в лобной коре".

Врач спрашивает, не нарушена ли у больной память.

Она отвечает: "Нет, неплохая память. Лучше, чем у многих. Конечно, иногда забываю, куда что кладу, искать долго приходится, но память очень хорошая!"

Внимание? "Думаю, что я достаточно внимательна".

Воля? "Я вполне волевой человек",

Счастье? "Ну, я, конечно, счастливый человек. А почему бы и нет? Все у меня в жизни удается, все успешно. Болезнь, вы говорите? Ну, какая это болезнь?"

Эмоциональность? "Я достаточно эмоциональный человек...всегда старалась жить полнокровно". (За время пребывания в институте лечащего врача ни о чем не спрашивала, задания выполняла пассивно, не интересуясь результатами).

Ум? "Ну, конечно, я не гений, но никогда не приходилось сомневаться в своих знаниях и умственных способностях". (На географической карте с трудом указывает стороны света, не находит всем известные города.)

Ваше прошлое? "Оно достаточно благополучно".

Будущее? "Оно должно быть не хуже прошлого".

Перед нами - жизнерадостная, милая, хотя и несколько самоуверенная женщина. Никаким внушением, никакими фармакологическими препаратами не удалось бы сделать с ней то, что совершила опухоль лба.

Когда больную просили оценить переживания людей (ей показывали различные фотографии), она говорила, что они испытывают удовольствие. Такое состояние называют эйфорией - настроением ненормально повышенной, слепой радости. Это знакомый исследователям признак нарушение деятельности лба.

"Эмоциональная жизнь наших пациентов стала более простой и приспособляемой, требования к жизни проще, интересы уже", - рассказывали о таких больных американские нейрохирурги.

Формально крушение эмоций у "лобных" больных и "безлобных" животных имеет сходные черты. Однако есть очень важное различие между теми и другими дефектами У "лобных" больных рушатся высшие, человеческие эмоции, связанные с осмыслением человеком своего места в обществе, его отношения к окружающим, к труду, к собственному будущему. А простейшие эмоциональные движения, возникающие при получении пищи, утолении жажды, половых потребностей, - все это у людей, как правило, сохраняется и даже усиливается, зато нарушается, становится неадекватным у животных. Вспомните "безлобную" собаку, описанную В. М. Бехтеревым, вспомните "безлобных" шимпанзе, решающих проблему "отсроченного выбора".

Итак, нарушения эмоций у больных достаточно серьезны. Но разве только из-за них лишались будущего "лобные" пациенты? Только ли это было аргументом для противников лейкотомии?

Эмоции человека и животных возникают в результате сопоставления желаемого с достигнутым. Когда первое и второе совпадает, чаша эмоциональных весов склоняется к "плюсу", когда не совпадает - к "минусу". Но чтобы привести эти весы в движение, должна быть память, надо уметь планировать поведение. Все это относится уже к сфере интеллектуальной деятельности.

Что же происходит с нею у "лобных" больных?

Источник - Кандидат медицинских наук Топоркова Анастасия



Смотрите также:

У нас также читают:

К сведению
Наши партнеры

ck часы официальный сайт в Бутик.ру

Аденокарцинома прогноз - подробная информация в статьях Европейского онкологического центра.

Форум о пластической хирургии prof-medicina.ru