Как достичь супружеской гармонии в браке, методы гармонической психологии

Итак, мы познакомились с так называемыми гармоническими типами, что было полезно, по крайней мере, с двух точек зрения: во-первых, бесконечное разнообразие человеческих характеров нам удалось систематизировать введением шестнадцати основных классов, не обеднив при этом указанное разнообразие. И, во-вторых, мы увидели, как много пользы можно почерпнуть из анализа гармонических типов в плане как их человеческих особенностей, так и профессиональной предрасположенности.

Таким образом, мы разрешили первую, но далеко не последнюю задачу гармонической психологии, проделали работу, без которой невозможно двигаться дальше. Но в целом эта работа не составляет еще и половины дела.

Следующая, еще более интересная задача заключается в рассмотрении взаимодействия, то есть, на более привычном языке психологии, — отношений людей.

Ясно, что никто из реальных людей не живет в вакууме. Каждый из нас включен во взаимоотношения со многими другими людьми всевозможных, т.е. всех шестнадцати, гармонических типов. Нечего и говорить, что качество этих взаимоотношений столь же важно, со всех точек зрения, как и индивидуальные качества человека, рассматриваемого отдельно.

То, что отношений всего шестнадцать, надеемся, читателю уже ясно. В самом деле, какой бы ни взять гармонический тип, «относиться» он может со всеми типами социона (включая и тот тип, который мы взяли) — таким образом, число отношений равно шестнадцати. Правда, тут есть один нюанс: пока мы не конкретизируем, какой именно гармонический тип взаимодействует с другими типами, мы говорим фактически о видах отношений, этих-то обобщенных видов и есть шестнадцать.

Конкретные же отношения возникают между двумя конкретно названными гармоническими типами: например, отношение Софист—Игрок.

Ясно, что Софист—Игрок и Предприниматель—Блюститель — это разные пары. В то же время, в них реализовано одно и то же обобщенное отношение — дуальное.

Всего дуальных пар восемь:

Вундеркинд—Сибарит
Софист—Игрок
Артист—Механик
Мечтатель—Легионер
Предприниматель—Блюститель
Плановик—Массовик
Коммуникатор—Дизайнер
Психолог—Оператор

Если аккуратно подсчитать все возможные парные отношения между конкретными типами, то окажется, что их 136. И они разбиваются на 16 видов обобщенных отношений, которые называются:

Дуальные

· Инверсные

· Миражные 1-го рода

· Миражные 2-го рода

· Тождественные

· Проективные

· Подобные 1-го рода

· Подобные 2-го рода

· Зеркальные

· Противоположные

· Параллельные

· Фокальные

· Контрольные

· Подконтрольные

· Доминантные

· Поддоминантные

Все отношения, кроме четырех последних, являются симметричными, или одноуровневыми, или психологически равноправными; отношение одинаково в ту и в другую сторону, оба партнера находятся в равном положении. Разумеется, если учесть специфику типов, конкретно вступающих в отношение, то о равноправии можно говорить лишь приблизительно; на уровне же обобщенных отношений это условие является точным.

Последние четыре отношения — асимметричные (разноуровневые, неравноправные): в них один из партнеров психологически довлеет над другим, которому отводится, в определенном смысле, подчиненная роль.

Чем же характеризуются все эти отношения?

Дуальные отношения

Дуальные — лучший вид отношений между людьми. Дуальность — высшая награда Творца, ибо только в отношениях дуалов содержится все необходимое, чтобы придать им гармонию совершенства. Ни об одном из остальных интертипных отношений этого сказать нельзя. Наиболее сильная, творческая сторона одного из дуалов находит благодарный отклик у другого, которому как раз требуются частые сильные раздражители по соответствующим аспектам. Смелые суждения и оригинальный юмор, принципы и программы дуала служат жизненно необходимой поддержкой; с другой стороны, приятие и понимание нужны партнеру, компетентному в этих вещах. Уверенность сочетается с благородством и великодушием, и дуал вполне может положиться на партнера и вверить ему свою самую беззащитную сторону.

То, как дуал проявляет себя, его естественный способ существования в мире, в высшей степени устраивает, нравится, и это служит неисчерпаемым источником постоянной симпатии к дуалу, его неимоверной притягательности. Только дуал умеет создать такую обстановку (а он иначе не может, для него это естественно, как дыхание), в которой второй дуал может почувствовать себя комфортно и радостно, поскольку именно к такой атмосфере он и стремится как к идеалу. Иногда возможна и требовательность (в плане полнейшего приближения к этому идеалу), которую дуал воспринимает спокойно, проверяет на адекватность, и в случае, если партнер прав, с удовольствием подчиняется.

Дуал обладает и недостатками, которые кажутся безобидными и даже милыми; с ними, к тому же, легко совладать. Так, любой человек в общении выдвигает на первый план качества, которые не являются у него истинно сильными, а значит красивыми, однако только дуалу присуща способность мощным и в то же время разумным воздействием, зачастую с юмором, пресекать неадекватные проявления своего партнера именно в соответствующих вопросах.

Дуал — это первейший защитник. Он приходит на выручку в ситуации, когда партнер уязвлен, растерян, и он же, в случае если находится рядом, индуцирует такую атмосферу, где столь болезненные вещи вообще оказываются невозможными. Более того, дуал в определенной степени передает партнеру свое умение вести себя в соответствующих ситуациях и тем вселяет в него чувство безопасности, повышает его социальный иммунитет. Дуал не способен серьезно задеть дуала, он всегда идет «на поводу» у капризных требований партнера по аспектам, которые для последнего болезненны, и в то же время — мягко подталкивает к правильному их осознанию.

Дуальные отношения — единственные, в которых возможно достижение супружеской гармонии. И даже для дуалов здесь имеются определенные оговорки.

Понятно, что «первый встречный» дуал — это еще не готовый кандидат в супруги. И среди дуалов надо выбирать. Хотя бы потому, что много значат возрастные, социальные, культурно-интеллектуальные, эстетические критерии. И такая немаловажная материя, как любовь.

Приведенное выше описание дуальных отношений — отнюдь не идеализация, такие отношения реально осуществимы. Но для того, чтобы они приняли столь гармоничную форму, партнеры должны «дуализироваться», т.е. притереться друг к другу.

Особенность дуальных отношений как раз и состоит в том, что «притирка» для этого случая — благодарное дело, с замечательной перспективой полной гармонизации отношений. При всех иных отношениях, кроме дуальных, если по мере изучения партнерами друг друга и возникает положительная динамика, то она весьма ограничена, в большей же степени показательны, наоборот, кумуляция психологической неудовлетворенности и прогрессирующее раздражение недостатками супруга.

Всегда ли происходит дуализация? Нет, не всегда. И не потому, что она действительно неосуществима. Принципиальная возможность превратиться в идеальную пару у дуалов всегда есть. Но беда в том, что процесс дуализации во многих случаях протекает трудно. И тогда отношения рвутся на полдороге. (Как правило, неверное решение принимает один из дуалов, а именно тот, который наделен худшим психологическим чутьем.)

Чем же обусловлена эта трудность? Можно ответить просто: тем, что дуалы — разные (мы видели, что, например, профессиональные сферы у них прямо-таки противоположны) и попросту «не узнают» друг друга, не успевают почувствовать, что они — две половинки целого и что «разность» их означает такое необходимое каждому дополнение, обретение жизненной устойчивости и полноты. Особенно скор на разрушительные выводы, как правило, один из партнеров диады. Он-то и отвергает самое драгоценное, что может иметь в жизни.

В дуальной паре Оператор—Психолог неразумным оказывается Оператор; в диаде Предприниматель—Блюститель «не чувствует» партнера Предприниматель. Так что эти диады в виде супружеских пар встречаются слишком редко. В то же время есть более «счастливые» диады, в которых дуалы чаще соединяют свои судьбы: например, Игрок—Софист, Вундеркинд—Сибарит, Коммуникатор—Дизайнер. Но трудности дуализации имеют и другие причины, связанные с историей жизни человека.

Интересно, что легко находят супруга-дуала те люди, которым повезло с родителями: один из них или оба были дуального для этих людей соционического типа.

«Настроенность» на дуала, вынесенная из детства, сознательное или подсознательное ощущение необыкновенной ценности такого человека, каким являлся родитель-дуал, а самое важное — чистота, неискаженность психической структуры ребенка, выросшего в дуальной семье, превращают его в «радикал», который естественным образом соединяется со своей гармонической половинкой.

Это срабатывает даже и в тех случаях, когда ребенок-дуал не очень понимает своего родителя и не вполне осознает, насколько благосклонна к нему судьба.

Если же учесть, что счастьем иметь родителя-дуала подавляющее большинство людей обделено и, совсем наоборот, отношения в семье засоряют, деформируют психические структуры человека, с детства превращая его в невротика, то станет ясно, какую трудную задачу поставит перед собой дуал, решивший «достучаться» до исковерканной жизнью дуальной души. Процесс дуализации скорее всего будет прерван, причем тем, «неправильным» и нечувствительным дуалом, и душа его так никогда и не очистится.

Вот почему мы имеем тот печальный итог, что великое множество людей связывает свою судьбу отнюдь не с дуалом, а с самым чужим по душевным связям партнером.

Инверсные отношения

Партнер по инверсным отношениям как бы воплощает собой образ, присущий и вам, в качестве «первобытной натуры», и по этой причине сознательно вами сдерживаемый. Инверсный же партнер не стесняется проявлять эти качества в полном расцвете, что вызывает двойственные чувства; с одной стороны, протест, а с другой — признание «органического» с ним родства.

В отношениях постоянно присутствует тенденция взаимного пресечения партнерами наиболее ярких, самобытных проявлений друг друга. Творческие устремления инверсного кажутся чрезмерными, получают строгую оценку и, при необходимости, эффективно нивелируются.

Сфера интересов одного участника отношений, связанная с его способом существования в своей «стихии», для второго является лишь «техническим обеспечением». Поэтому кажется неоправданным столь заинтересованный подход инверсного к тем вещам, на которых, казалось бы, «не стоит» особо фиксироваться. В то же время, партнер почему-то игнорирует аспекты, которые вы находите важными. Сказанное относится и к стилю поведения участников этих отношений.

Когда инверсный демонстрирует свои якобы сильные (на самом деле — только на поверхности) стороны, то, в подавляющем большинстве случаев, его партнер сразу ощущает их «недостаточность» и нередко активно выказывает свое неудовлетворение. В то же время сам он в соответствующих вопросах не сильнее своего визави и мало что может предложить взамен.

Партнерам прекрасно видна и слабость друг друга. Оценивание при этом происходит «отстраненное», без особого стремления к конструктивной помощи. Однако, при наличии доброй воли, нет и желания «наступить на больное место» партнеру, скорее проявляются великодушие и сочувствие. И все же, идеалы у инверсных различны.

Инверсные отношения довольно распространенны в браке. Ничего идеального, конечно, в таких семьях не построишь. Супруги постоянно «срезают» друг друга, заглушая развитие наиболее интересных, творческих качеств личности. Они то и дело спорят, буквально по любому поводу. Эти отношения никогда не приносят психологического удовлетворения. В общем и целом супруг получает низкую оценку, и ежечасное искушение высечь незащищенное место спутника жизни (действительно слабое) слишком часто выливается в нескончаемое критиканство. Особенно с годами. Особенно со стороны супруги.

Как чувствуют себя дети в такой семье, догадаться нетрудно. Кстати, по поводу педагогики у родителей совершенно различные мнения, впрочем, как и по всем другим поводам. Чтобы избежать споров при детях и прямо противоположных указаний, один из родителей (тот, который умнее) попросту смиряется,

В деле обсуждаемые отношения могут быть как полезными, так и наоборот, — все зависит от конкретной диспозиции.

Профессиональная сфера у партнеров одна или почти одна и та же. Подходы в этой сфере различаются на 180 градусов, но оба по-своему успешны.

Если посадить инверсных рядышком и присвоить им одинаковые полномочия, на выходе, скорее всего, получится ноль; в такой паре произойдет психологическая аннигиляция.

Если же они работают в одной комнате, но относительно независимы друг от друга, решают свои задачи параллельно и скрещивают критические шпаги разве что на консультациях и совещаниях, то дело, несомненно, выиграет, да и сами наши герои ощутят пользу и удовольствие от общения друг с другом.

Миражные отношения 1-го рода

Миражные-1 отношения отчасти характеризуются удачной дополнительностью партнеров, чем напоминают дуальные, в остальных же моментах им присуща конкуренция противоположных точек зрения, как в инверсных отношениях. В целом у миражных-1 легко и быстро возникает взаимная симпатия, которая может стать непреходящей, при условии, что не возобладают тенденции, разрушающие гармонию отношений.

Партнеры, как и дуалы, покоряют друг друга превосходным владением определенными взаимодополняющими сферами жизни. Однако даже это их качество, по сравнению с дуалом, далеко не так идеально отвечает чаяниям партнера.

Второй момент сходства с дуальными отношениями — помощь друг другу (довольно строгая и критичная) в формировании качеств, которые не являются истинно сильной стороной личности, но важны с точки зрения имиджа. Тот из партнеров, у которого данное качество является «имиджевым», подвергается, по мере необходимости, мощному корректирующему воздействию со стороны миражного-1, обладающего этим качеством в полной мере.

Другая «половина» этих отношений представлена взаимодействием, характерным для инверсных отношений.

Миражные-1 придерживаются прямо противоположных позиций по поводу того, какой аспект обсуждаемой проблемы должен быть выдвинут на первый план, и образ их действий органически соответствует их позициям.

Партнеры хорошо видят «слабое место» друг у друга, и это подталкивает их к критической оценке гораздо чаще, чем к заинтересованной помощи, несмотря на то, что один из пары чувствует себя в соответствующей области все же несколько более уверенно, чем другой.

В миражных-1 отношениях действительно пополам удачного и не очень, но гармония не терпит половинчатости, и если дуальную пару можно сравнить с румяным яблоком, то как будет выглядеть диковинный фрукт, половина которого — яблоко, а половина — капуста?

Утешает то, что статистически миражных-1 браков не так уж много, да и к тому же это не самое худшее из возможных сочетаний.

В дружбе миражные-1 отношения — одни из самых распространенных, такие партнеры также обычно добрые коллеги, и в большинстве напряженных ситуаций отношения спасает великодушная, специфически «миражная» симпатия. Правда, мыслимы и такие размолвки, когда жизненные ценности и принципы перевешивают, и тогда отношения терпят крах.

Профессиональные сферы у миражных-1, как правило, различны, однако при бытующих у нас методах «работы с людьми» они сплошь и рядом оказываются «в одной упряжке». В этих случаях результативно работает лишь один из партнеров, по поводу же второго трудно сказать — помогает или мешает он своим «миражным присутствием». Ясно лишь, что самостоятельной ценности такой работник не представляет.

Если же каждый из миражных-1 находится в адекватной профессиональной оболочке, то их сотрудничество может принести щедрые плоды.

Миражные отношения 2-го рода

Миражные отношения второго, как и первого, рода, окрашены наполовину дуальным, наполовину инверсным взаимодействием. Только по сравнению с миражными-1 отношениями эти части «переставлены местами». Партнер по миражным-2 отношениям напоминает дуала уже не столько в своих суждениях, сколько в проявлениях, и по этой причнне кажется притягательным. Однако одновременное присутствие в характере миражного-2 моментов жесткости и неудовлетворенности, общих с инверсным, неизбежно разрушает гармонию отношений.

Способ существования одного партнера, его жизненный стиль своим сходством со стилем, свойственным дуалу второго, вызывает у второго партнера бессознательную дуальную ностальгию. И все же даже в этом пункте манеры миражного-2 отличаются от аналогичных проявлений дуала в менее удовлетворительную, порой даже раздражающую сторону,

Как и дуалы, миражные-2 в основном щадят больные места друг друга. Однако, они не дают присущего дуалам успокоительного чувства взаимной защищенности. Отвечающая за это функция у миражного-2, по сравнению с дуалом, либо чрезмерно, либо, наоборот, недостаточно агрессивна. В результате оказывается недостижимой согласованность, столь органичная для дуальных отношений.

Вторая полусфера миражного взаимодействия второго рода строится по типу инверсных отношений.

Партнеры «срезают» самое интересное в творческих программах друг друга: жизненные принципы одного кажутся чересчур смелыми и претенциозными другому, который, обладая по соответствующим вопросам не менее сильными, однако не терпящими «излишеств» позициями, активно осуществляет «причесывание» миражного.

В тех же аспектах, где визави ожидает получить смелые и интересные идеи, миражный-2 предлагает банальности, выставляя себя, тем не менее, большим знатоком. В результате накапливается взаимная неудовлетворенность, а отношения не содержат внутренних механизмов, которые позволили бы ее преодолеть.

Миражные-2 отношения болезненны, ибо притягательность партнера, похожего на дуала, сменяется при сближении нескончаемой цепью неудач при попытках достичь согласованности и взаимопонимания — важнейших условий психологической гармонии, которые миражным отношениям попросту не свойственны.

Тот факт, что миражный-2 нравится, иногда заставляет людей связывать свои судьбы. Причем столь нехитрую психологическую наживку «заглатывают» лишь самые неискушенные и безнадежные в постижении любви. В большинстве же случаев миражные бессознательно приходят к выводу, что они — всего лишь «дуалы, вывернутые наизнанку», и серьезные отношения не развиваются.

Даже детская дружба в миражных-2 отношениях воплощается редко.

Все это, повторим, не исключает красочности образа партнера. Но миражным хорошо любоваться отстранение, на некоторой дистанции.

Профессиональные сферы миражных-2 пересекаются в обширной области. При этом миражный привносит в работу качество, которого недостает его партнеру, Если эта «общая область» определена правильно, то миражный-2 является наилучшим профессиональным дополнением, В миражной паре второго рода становится осуществимым универсальное, сбалансированное рассмотрение проблемы, причем — не в ущерб профессиональной концентрации, что отличает рассматриваемое взаимодействие от дуального.

Сказанное ярко иллюстрируется ситуацией в психологии, где полнота осмысления достигается в непротиворечивом соединении усилий двух миражных-2 типов — Игрока и Психолога.

Как правило, всегда определяются «главный» профессионал и «дополняющий». Так, психология в наибольшей степени тяготеет к Психологу. Есть и другие хорошие психологи, но среди них лишь Игрок способен дополнить, т.е. достроить психологическую картину до почти полной.

Подход же, к примеру, Артиста (инверсные отношения с Психологом) заключается в том, чтобы поменять в этой картине всякий белый штрих на черный и наоборот. Коммуникатор приставит к работе Психолога зеркало и скажет: отражение и есть истинная картина.

Суждение, что миражные-2 отношения не приспособлены к сотрудничеству, является ошибочным. Необходимо лишь соблюдать условие независимости работы миражных, и тогда при сведении воедино их результатов обнаружится чудесное взаимодополнение и вырисуется оптимально завершенная картина той узко профессиональной области, которую каждый из двух коллег с достаточным основанием может считать «своей».

Тождественные отношения

Тождественные отношения, безусловно, представляют особый интерес как отношения между двумя индивидуумами одного и того же гармонического типа. Вы видите повторение себя в другом человеке, близнеца своей души в теле другого мужчины, женщины, ребенка, старика. Такое социальное «продолжение» человека не может не быть поучительным. Определяющим чувством к тождественному является почти полное понимание, которое, при более детальном анализе, распадается в следующий спектр.

Область наивысшего полета фантазии, творчества, как и основополагающих самобытных жизненных принципов, у тождественных одна и та же. Поэтому оценить достижения личности во всем их достоинстве (и не более их достоинства) способен именно партнер тождественного типа. Однако конкретное «заполнение» этой общей области вовсе не обязано быть идентичным, и в действительности жизненные установки и иные творческие продукты тождественных существенно различаются — в диапазоне от блистательного взаимного потенцирования до полной несовместимости позиций.

Поле тождественных отношений сгущает, концентрирует качество, присущее и по отдельности каждому из партнеров в виде мощного инструмента уверенного и адекватного реагирования на ситуацию, способа существования в ней. Тождественные взаимно индуцируют друг другу усиление этого качества, что в одних ситуациях становится сильнейшим козырем тождественной пары, в других же, ввиду аспектного ограничения, оказывается слабостью.

Диалектически проявляется синергизм и по тем аспектам, в которых оба все еще сильны, но недостаточно. Бесспорно, партнеры способны здесь помочь друг другу, но возможность удовлетворить запросы полностью, как и вывести партнера из тупика, затруднена.

Еще более драматично взаимодействие по слабым позициям. Тождественный вызывает то досаду, то сочувствие, особенно щемящее оттого, что и у второго партнера дела в этих вопросах вряд ли обстоят существенно лучше.

По другим «слабым» аспектам (одним и тем же для обоих!) партнеры активно запрашивают друг у друга поддержку, а дать ее, увы, затрудняются.

Есть позиция — и не слабая, и не сильная, — которая больше всех остальных способствует единению взглядов тождественных. Оба партнера по отношениям имеют практически одно и то же представление о том, как должен выглядеть мир в идеале, поэтому вполне могут доверять друг другу в оценках самых различных явлений.

В тех аспектах, с которыми у индивидуума проблемы очень редки, тождественная пара справляется еще легче и попросту является «непробиваемой». Это сильнейшее оружие обеспечивает ей даже избыточную внешнюю защищенность (только в обсуждаемом узком смысле!) но и в случае, если партнеры обращают это оружие друг на друга, оно остается безопасным, так как встречает равносильное сдерживающее противодействие.

Имеется также зона особого спокойствия и уверенности в своих силах, поиска трудных ситуаций и рискованных испытаний, из которых каждый из партнеров и по отдельности, как правило, выходит с достоинством, а в тождественной паре это качество дополнительно синергируется.

При обсуждении дуальных отношений мы старались передать читателю наше однозначное убеждение в том, что идеальная пара — это дуальная пара, и только она.

Тем не менее, далеко не каждая супружеская чета представлена дуалами; в реальной жизни видим все шестнадцать возможных видов сочетаний.

Психолог не должен уходить от живой картины к желаемому, пусть даже сколь угодно прекрасному, идеалу.

Психология меньше, чем жизнь.

Поэтому мы анализируем применительно к супружеской жизни каждый из шестнадцати видов интертипных отношений, и читатель уже имел возможность удостовериться, что их специфическая окрашенность весьма различна.

В принципе, возможно ранжирование отношений по степени их благоприятности с точки зрения любовного, делового и иных типов общения. Построением такой шкалы мы займемся позднее, когда ознакомим читателя со всем набором парных отношений типов.

Возвращаясь же к тождественным отношениям, мы должны сказать следующее: раз уж супруги не дуалы, то наиболее приемлемо, чтобы они были тождественными.

По отношению к тождественному очень легко возникают сочувствие, доверие, симпатия, любовь. Мужчине и женщине одного гармонического типа, при прочих удачных соотношениях (возраст и т.д.), сойтись, в общем, просто.

Наиважнейший компонент супружеской жизни — взаимопонимание — в самой полной мере проявляется как раз в тождественных парах. Тождественный супруг — это повторение мужчины в женщине, женщины — в мужчине. Понимание партнера особенно щемяще оттого, что в нем постоянно узнаешь самого себя, мысли его и поступки принимаются и оправдываются, как свои собственные, а возможность вмешательства в них сильно ограничена.

Тождественная пара лишена гармонической дополнительности, присущей дуальной паре, но остается комплементарность по одной очень важной шкале: мужчина и женщина.

Сколько времени ни проводишь с дуалом — с ним не станет ни скучно, ни утомительно; общение протекает в плавной взаимосвязи, без каких бы то ни было усилий; с дуалом комфортно и молчание.

Тождественные же все время немножко мучаются, неосознанно желая получить друг от друга то, что может дать только дуал. Впрочем, если есть любовь, то с тождественным и не скучно. Все же наиболее интересные темы беседы касаются сильных функций, общих для обоих. Так, двум Психологам беседа интересна лишь тогда, когда она касается любви, жизни, веры, измены; два Оператора «фиксируются» на темах дела, технологии, разумной выгоды.

Отсюда очевидны обделенность, ограниченность миропонимания тождественной пары, по сравнению, например, с дуальной, но не исключено, что тождественные глубже проникают в суть подвластного им круга явлений.

Особая нежность и симпатия возникают к ребенку тождественного типа. Здесь-то взрослый тождественный может не только понять ребенка, узнавая в нем и вспоминая самого себя, но и помочь ему по-настоящему и именно так, как нужно, — этому благоприятствует трудный опыт собственного становления в борьбе с точно такими же слабостями и проблемами...

Много значит и то, что тождественный ребенок — это воистину ваша копия, ваше повторение и продолжение. Впрочем, то же относится и к детям других типов…

В деловом общении тождественные отношения могут быть как весьма, так и не очень желательными, в зависимости от того, какие функции на них возлагаются.

Так, руководителя-Мечтателя совершенно не устроит охранник-Мечтатель, но пресс-секретарь того же типа прекрасно поймет и изложит мысли своего босса.

Общее правило таково: там, где требуется дополнение функций, «тождественное» сотрудничество нежелательно, где же ожидается замещение, дублирование — тождественный справится лучше, чем кто бы то ни было.

Проективные отношения

Партнеры по проективным отношениям и похожи друг на друга, и в то же время весьма различны. Проективный, как правило, вызывает неподдельное уважение, с небольшой долей зависти, ибо в ситуациях, которые вам хорошо знакомы по тому изрядному напряжению сил, которого они всякий раз от вас требуют, проективный решает вопросы легко и талантливо. Если он действует в ваших интересах, то этим оказывает вам огромную поддержку. Чаще, однако, партнер имеет в виду собственную пользу; хорошо еще, если не бравирует перед вами демонстрацией превосходства. Такая тактика обычно вызывает аналогичную ответную реакцию, и общение превращается в некрасивые соревнования.

Наиболее сильная функция одного партнера, отвечающая его уверенным оценкам, внутренним убеждениям и жизненным принципам, у второго находится в относительно слабой позиции, проявляясь как стремление человека создать себе имидж сведущего в данной области, в основном средствами научения и просвещения.

Есть также сфера, в которой один из партнеров всегда чувствует себя чрезвычайно спокойно, а действует адекватно, в то время как для другого она представляет собой зону опасности, неадекватных действий и практически неизбывных проблем.

Проективные партнеры воспринимают друг друга как людей несколько жестких, так как в этих отношениях существует механизм эффективного пресекающего воздействия на ту позицию в структуре личности, которая требует совершенно иного качества информации, а именно — смелого и интересного подхода.

Также о проективном можно сказать, что он всегда мало соответствует идеалу, так как критерии оценки одного из партнеров всегда отвечают позиции риска и вольности у другого.

Проективные отношения однозначно характеризуются как непригодные для брачного союза.

В семьях, где представлены эти отношения, супруги чрезвычайно невротизированы; легко возникают и психические расстройства. Найти общий язык очень сложно, и то неприятное «перетягивание каната», о котором мы упоминали выше, становится обычным статусом общения.

В деловом же сотрудничестве данные отношения могут носить положительный характер — при условии, что сферы компетенции партнеров достаточно различаются.

Например, если в часовой мастерской починкой занимается Легионер, а общением с клиентами — Коммуникатор, то такое сотрудничество принесет делу пользу, а его участникам — психологическое удовлетворение.

Предложив Коммуникатору ремонтировать часы рядом с Легионером, менеджер вызовет законное раздражение у обоих. Коллеги скорее всего переругаются, а Коммуникатор к тому же запорет работу. Увы, в жизни такие плачевные результаты наблюдаются слишком часто, и виновник здесь один — руководитель, недооценивающий психологический менеджмент.

Подобные отношения 1-го рода

Подобные-1 и сходны друг с другом, и очень различаются. Им легко поддерживать беседу; при этом уровень взаимопонимания чрезвычайно высок. В то же время своими поступками подобные-1 могут доставлять друг другу весьма ощутимые неприятности.

Подобный-1 способен понять определяющие жизненные идеи партнера во всей их сложности почти так же полно, как и тождественный. На этой почве подобные находят темы для обмена мнениями и строят взаимное согласие.

Однако сильная зона уверенной оценки ситуации и отражения ее в поступках одного партнера совпадает с областью самых болезненных переживаний второго. Здесь-то и кроется возможность причинения друг другу чувствительных обид и травм, которая исподволь осуществляется даже в том случае, когда партнеры взаимно положительно настроены и желают строить добрые отношения.

Подобные-1, как и тождественные, имеют в одной и той же позиции относительной силы функцию «книжного имиджа», что, с одной стороны, снова-таки немало способствует взаимопониманию, а с другой — предоставляет возможность критического отношения партнеров друг к другу.

В еще большей степени сказанное относится к другой позиции, одинаковой у обоих, характеризующейся постоянным запрашиванием информации максимально высокого качества, которую, вообще говоря, в состоянии предоставить только дуал, а вот родственные приводят друг друга в состояние перманентной информационной неудовлетворенности.

Почти в точности то же происходит и у тождественных, однако в подобных-1 отношениях данная черта проявляется, быть может, еще более болезненно.

Существует и нейтральный, скорее даже положительный момент: подобные устраивают друг друга (хотя и не совсем в том виде, как им мечталось) на предмет соответствия универсальным критериям оценки; последние у каждого из партнеров — свои.

Сильнейшая функция гашения эксцессов у обоих подобных одинакова и локализуется в одной и той же «непробиваемой» позиции, так что с этой точки зрения партнеры практически равносильны, хотя и не столь безопасны друг для друга, как тождественные. В смысле же внешней защищенности, подобная-1 пара даст фору тождественной.

В супружеской жизни подобные отношения первого рода не причисляются ни к лучшим, ни к худшим. У подобных довольно легко завязывается контакт, как, впрочем, и быстро обнаруживаются определенные досадные несоответствия в личностных особенностях партнеров. В одних случаях они удаляются друг от друга, в других дело доходит до создания семьи; правда и то, что такая семья далека от идеальной.

Не всегда общение таких партнеров приемлемо и на работе. В ряде случаев сотрудничество подобных-1 можно охарактеризовать как продолжение одних и тех же идей иными методами, что приносит делу объективную пользу.

А вообще говоря, больше всего подобные-1 отношения подходят для дружбы.

Подобные отношения 2-го рода

Подобные-2 отношения по своей структуре также наполовину совпадают с тождественными, наполовину — с проективными отношениями. Только, по сравнению с родственными, эти половины поменялись местами.

Общая характеристика подобных-2 отношений включает наибольшую из всех видов интертипных отношений легкость контакта; живость и многословность, дискуссионный характер общения при невозможности достичь единых убеждений; безопасность партнеров друг для друга.

Подобные-2 существуют в мире одинаковым способом, «дышат одним и тем же воздухом». Поэтому они практически мгновенно сближаются, чрезвычайно легко находят общий язык в любой обстановке. Аналогичные у обоих подходы служат прочной точкой опоры, сообщающей коммуникации подобных партнеров устойчивость стиля и долговечность.

Около описанной «точки равновесия» постоянно совершаются «колебания», связанные с тем, что область наилучшего понимания у одного из партнеров совпадает с кругом проблем, которые постоянно пытается изучить второй. Из этой особенности проистекают живость и динамизм общения в подобной-2 паре. Те вопросы, ответы на которые один знает из природных внутренних убеждений, другой берет из литературы, кино и жизненного опыта. По этой причине общение подобных-2 имеет сильную тенденцию к превращению в дискуссию, в которой каждый остается, чаше всего, при своем мнении. Однако дискуссии эти интересны, содержат взаимно полезную информацию и, что немаловажно, редко влекут за собой обиды.

Зона страха и неуверенности у обоих одна и та же, поэтому подобный-2 партнер подсознательно воспринимается как «брат по несчастью», неспособный причинить серьезные неприятности. Иногда, впрочем, подобный (как правило, тот из партнеров, который хуже чувствует психологию) провоцирует обострение ситуации, однако в большинстве случаев ее развитие приостанавливается.

Похоже, но не вполне одинаково подобные-2 понимают, что есть идеал; это — еще одно поле схождения интересов и занимательных обсуждений. Партнеры по подобным-2 отношениям часто поддерживают друг друга в оценках.

Жесткое, в общем-то, взаимодействие, суть которого заключается в корректировке запросов партнера и которое в проективных отношениях носит по-настоящему жесткий характер, у подобных-2 протекает заметно деликатнее и воспринимается скорее как не всегда приятный, но справедливый совет.

Существует область полнейшей уверенности в своих силах и даже поиска трудных, рискованных положений, общая для обоих партнеров (тот же резонанс присутствует и в тождественных отношениях). По этим аспектам подобная-2 пара словно нарочно создает себе трудности и. тем не менее, почти всегда выходит из них с честью.

Подобные отношения 1-го рода в браке мы назвали ни плохими, ни хорошими; то же можно сказать и о подобных 2-го рода.

Разница, впрочем, есть, и существенная; с подобным-1 жизнь тихая, с подобным-2 — шумная. Подобный-1 вызывает безысходное раздражение, подобный-2 — усталость, зато раздражение всегда находит открытую разрядку. Жизнь с подобным-1 чревата болезненными травмами, а с подобным-2 — взаимной огульной критикой.

Одним словом, браки заключают и подобные; хороши ли эти браки — вопрос иной, и мы на него в основном ответили.

В работе деловые отношения вполне могут быть конструктивными, если только стараться меньше устраивать вольных дискуссий.

Боссу трудно руководить подчиненным, если они связаны деловыми интертипными отношениями. Вроде бы и присутствует взаимопонимание, но в то же время сотрудник всякую задачу видит и решает по-своему, не стесняясь в обильном представлении контраргументов.

Зеркальные отношения

Зеркальные отношения, наряду с дуальными, тождественными и фокальными, причисляются к квадральным, т.е. они существуют между гармоническими типами, принадлежащими к одной и той же квадре.

Легко предположить, что отношения между квадралами вряд ли могут содержать черты, причиняющие партнерам серьезные неудобства. Данное предположение оказывается в основном верным. И все же, если попытаться ранжировать отношения внутри квадры, то порядок их следования от лучшего к худшему будет таков:

· Дуальные

· Тождественные

· Фокальные

· Зеркальные

Таким образом, зеркальные отношения — худшие в квадре; по сравнению же с большинством остальных парных отношений они выглядят весьма предпочтительно.

Психологическую окраску общения в зеркальной паре определяют две специфические особенности, действующие противонаправленно: 1) симпатия и 2) критицизм.

В зеркальном партнере можно узнать самого себя, однако сходство это не абсолютное, как в случае тождественного отношения, а некоторым образом «перевернутое», подобно тому, как у вашего двойника, который виден в зеркале, по сравнению с вами поменялись местами правая и левая стороны.

Одновременная похожесть и непохожесть такого рода вызывает искреннюю симпатию, а порой и восхищение зеркальным партнером, смешанные со стремлением «подправить» его, неизвестно почему надевшего рубашку наизнанку.

Те суждения, которые один из партнеров возводит до положения жизненного кредо, другой видит менее изощренно (с точки зрения первого — упрощенно), но при этом столь же уверенно и даже более адекватно. Хорошо, если в общении зеркальных доминируют именно эти позиции, сильные у обоих. Тогда дискуссии чрезвычайно интересны, компетентны и к тому же отличаются конструктивностью.

Та область, в которой один чувствует себя более-менее устойчиво, для другого является извечным камнем преткновения, неисчерпаемым источником неприятностей. Если обсуждение фокусируется на соответствующих темах, оно становится трудным; несмотря на то, что настрой по-прежнему остается положительным, могут проявляться беспомощность и раздражение. Впрочем, при действительном наличии доброй воли зеркальные стараются поддержать друг друга по слабой позиции и делают это настолько деликатно, что партнер невольно испытывает чувство благодарности.

Существует зона более жесткого взаимодействия, при котором, однако, обиды менее чувствительны. Это взаимодействие касается вещей, которые один стремится заполучить, а другой способен правильно оценить. Понятно, что при данном распределении ролей партнеры вряд ли удовольствуются друг другом. Тем не менее, и в этой области возможна взаимопомощь.

Малополезное соревнование, никогда, впрочем, не доходящее до азартного, характеризует взаимодействие зеркальных в той сфере, где оба сильны, но не придают событиям большого значения.

Зеркальные отношения сравнительно неплохо подходят для создания семьи. При том, что выше неоднократно подчеркивались существующие для зеркальных возможности взаимной поддержки, рассматриваемые отношения с брачных позиций однозначно должны быть признаны хуже тождественных. Часто жизнь зеркальных оказывается и более скучной, чем у тождественной пары.

В попытках объяснения этого феномена следует учесть, что превосходство зеркального не кажется убедительным, а те позиции, по которым он слабее, делают его неинтересным, если не вызывают желания критиковать.

По этим же причинам редко бывает удачным взаимодействие в зеркальной паре босс—подчиненный.

Вообще же в деловой сфере зеркальная кооперация может быть чрезвычайно плодотворной и приятной. Так, одно из лучших пожеланий для психолога-Психолога — иметь помощника-Коммуникатора.

Противоположные отношения

Партнеры, участвующие в этих отношениях, устроены противоположным образом буквально по каждой позиции. Поэтому любое из проявлений (высказывание, действие) будоражит визави и порождает у него чувство протеста. Быть может, лишь «игрушечный» противоположный, который фигурирует на кино- или телеэкране, вызовет в основном положительные чувства, интерес, уважение — ведь при этом факт «неудобности» партнера, столь ощутимый в жизни, нивелируется.

Доминирующая функция одного партнера совпадает с самой болезненной зоной другого. Если партнеры не «чувствуют» друг друга и не испытывают друг к другу доброй симпатии, то это весьма напоминает такую ситуацию, когда двое приставили один другому ножи к горлу. Впрочем, именно взаимность этого положения содержит мощное сдерживающее начало. Противоположные, как правило, сразу ощущают обоюдную опасность, что служит хорошей предпосылкой приостановления конфликта. Почувствовав, что коса нашла на камень, лишь глупец станет продолжать косьбу.

Та часть личности одного из противоположных, которой он «схватывает» ситуацию вполне адекватно и действует абсолютно уверенно, для второго представляет собой карточный домик, составленный из где-то услышанных или вычитанных утверждений. Понятно, что и в этой сфере партнеры противоположны и имеют все основания для недовольства друг другом.

Более или менее нейтральный резонанс затрагивает сферу, которая служит предметом запросов у одного из партнеров и одновременно является у второго сильной функцией, не избегающей самых рискованных ситуаций. Здесь кроется, хоть и небольшая, возможность положительного взаимодействия. Здесь также подтверждается противоположность организации партнеров, однако эта противоположность не столь антагонистична, как по резонансам, рассмотренным выше.

Относительно позитивную окрашенность имеет и взаимодействие по аспектам, которые у одного партнера представлены сильной функцией, выполняющей роль ограничителя отклонений, а у другого служат предлежащим критерием оценивания. Опять-таки имеем противоположность в определенном смысле, но в то же время противоположность относительно совместимую.

Нетрудно догадаться, что противоположные отношения входят в группу отношений, однозначно непригодных для супружества.

«Противоположные» пары живут из ряда вон плохо, и хотя временами устанавливается относительное спокойствие и партнерам начинает казаться, что они сумели «притереться» друг к другу, — это всего лишь затишье перед бурей, знаменующее назревание нового взрыва, который случается с неизбежностью восхода солнца — с новой силой и в самый неподходящий момент. Супруги в такой паре взвинчены, невротизированы, озлоблены. И «притереться» им никогда не суждено.

В деловых отношениях часто представляется возможным и в любом случае — желательным ввести противоположное взаимодействие в качество нейтрального, взаимно уважительного общения и конструктивного сотрудничества по типу взаимного дополнения. Для достижения этого необходимо соблюсти два условия: сохранять достаточно большую дистанцию между партнерами, т.е. определенную степень отчуждения, и - адекватно разделять обязанности.

Параллельные отношения

Участники параллельных отношений, наряду с большой долей поверхностного сходства, обладают принципиально различным миропониманием и исповедуют различные жизненные ценности. Поэтому, как правило, параллельный партнер понятен и легок в общении лишь до определенной черты, за которой таится жесткое расхождение во взглядах.

Область, которая одному из партнеров представляется принципиально важной, для второго не имеет особого значения, несмотря на то, что он чувствует себя в ней более чем уверенно.

Один из партнеров всегда может мощным воздействием нейтрализовать проявления второго, однако лишь па короткий промежуток времени, после чего тот спокойно продолжает отстаивать свое понимание дела.

Как правило, приятным моментом в параллельных отношениях бывает доминирование функций, которые, хотя и не относятся у обоих к зоне полной уверенности, позволяют получить от партнера интересную информацию и достойно оценить его успехи в саморазвитии.

Наконец, слабейшие психологические функции являются слабейшими у обоих. При развитии отношений в русле доброй воли их участники щадят друг друга, а если партнер к тому же еще пытается оказывать помощь в соответствующих проблемах, чувство благодарности к нему испытывается совершенно особое. В случае менее благоприятной реализации отношений такая помощь «вымогается», а неспособность партнера быть здесь на высоте приводит к раздражению, которое сразу становится взаимным.

В супружестве параллельные отношения не очень хороши. Основным их достоинством является то, что они допускают вполне конструктивное строительство и, таким образом, «параллельный» брак — вещь реально достижимая. Однако, ввиду рассмотренных выше особенностей этих отношений, такой брак далек от идеала и не приносит супругам психологического удовлетворения.

Профессиональные сферы у параллельных не идентичны, но близки, а в значительной мере и пересекаются. Так, гуманитарная область в равной степени является «родной» и для Мечтателя, и для Психолога; при этом первый все же более силен в истории и, быть может, в артистических профессиях, второй — в психологии и медицине. Литература для этих гармонических типов — общая область, так что всерьез ответить на вопрос, кто лучше: Достоевский (Психолог) или Гоголь (Мечтатель), вряд ли возможно.

Сотрудничество параллельных приносит хорошие плоды, при условии что они работают в «своей» стихии. Тогда партнеры, мягко «перетягивая» дело каждый к своему полюсу, тем самым обогащают и корректируют друг друга (при этом иногда трудно не восхититься талантом и силой параллельного) — правда, в достаточно узких пределах этой самой стихии.

При иных, менее благоприятных вариантах (к примеру, Оператор и Легионер в школьной педагогике), во всяком случае, обязательно появляется важнейшая черта параллельных отношений — конфликтоустойчивость. Параллельным партнерам легко понять и простить слабости друг друга, хотя и отсутствуют та острота сочувствия, которая присуща тождественным отношениям.

Фокальные отношения

Этот вид отношений следует отнести к одним из наиболее интересных и благоприятных с точки зрения как интимной дружбы, так и отношений делового сотрудничества.

Фокальные принадлежат к одной квадре, т.е. являются квадралами. Фокальный, в определенном смысле, похож и на дуала, и на тождественного, и на партнера по проективным отношениям.

Оба участника фокальных отношений — или экстраверты, или интроверты.

Фокальный — зеркальный партнер дуала. Его сильнейшая творческая функция резонирует не с тем элементом, который требует неординарной информации, как это происходит в дуальной паре, а с иной составляющей психической структуры партнера, «предпочитающей» стабильный положительный фон, результатом чего являются быстрый «перегрев», перегрузка в межличностном взаимодействии: партнеры нуждаются в том, чтобы после интенсивного «завода» при кратковременном общении отдохнуть друг от друга.

С другой стороны, те аспекты, по которым фокальный создает стабильный, полностью адекватный ситуации фон, приходятся на такую психическую функцию партнера, которая нуждается в более интересных, неординарных посылах информации, сочетающих эксцесс с непоколебимой уверенностью. В силу того создастся впечатление, что партнер по фокальным отношениям «недотягивает», и действительно, он объективно неспособен удовлетворить запрос так, как это делает дуал.

Чрезмерно обстоятельно, вплоть до занудства, фокальный воспринимается в другом: он любит подробно разъяснять вещи, в которых вторым партнером понимание уже достигнуто самостоятельно. И эта особенность данных отношений прибавляет веса на чашу «фокальной утомляемости».

Наконец, в фокальных отношениях имеется канал взаимодействия воочию отрицательный: функция жесткого ограничения, так называемого фреймирования ситуации направлена на наиболее чувствительный, незащищенный элемент психической организации партнера. Благодаря этой особенности, активатор выглядит весьма жестким партнером, а при поверхностном контакте (в общении малознакомых или вовсе незнакомых людей: типичная ситуация городской жизни) может даже восприниматься враждебно.

Как видно из описанных особенностей фокальных отношений, партнер может надоедать, раздражать, не удовлетворять и жестко ограничивать; тем не менее мы утверждаем, что данные отношения являются одними из самых интересных и приближенных к гармонии, уступая в этом плане лишь истинно гармоничным — дуальным отношениям.

Не только теория, но и сама жизнь показывают выдающуюся устойчивость фокальных браков, а надо сказать, что браков такого типа немало, ибо фокальные притягиваются сильнее и находят друг друга чаще, нежели дуалы и даже тождественные.

Отдавая необходимую жертвенную дань отрицательным сторонам своих объективных отношений, фокальные супруги находя друг в друге достаточный магнетизм, чтобы оставаться вместе, вновь и вновь обращаясь к взаимно притягательным чертам, которыми тоже богаты эти отношения.

Фокальный родитель воздействует на ребенка весьма интенсивно, однако чрезвычайно важным положительным результатом такого воспитания является повышенный жизненный тонус, «сфокусированность» чада, что, как правило, обеспечивает ему жизненный успех.

Весьма желательным представляется и деловое сотрудничество фокальных. От этого партнера очень легко научиться, перенять недостающие ценные качества, пусть и не столь гармонизирующие, как дуальные. Чрезвычайно интересно, что, несмотря на разительное несовпадение профессиональных сфер фокальных партнеров, соответственная жизненная ориентация может привести к несомненно талантливым достижениям в «фокальной» вотчине.

Так, перу Жоржа Сименона (Дизайнера) принадлежит ряд романов, тонкостью и глубиной понимания человеческой души превосходящих иного Психолога. В то же время, пронизанный неземным светом эстетизм Александра Грина (Психолога) ставит его на одну ступень с наиболее значительными певцами красоты — Дизайнерами.

Отношения контроля

Отношения контроля, в отличие от всех отношений, рассмотренных ранее, являются асимметричными, или разноуровневыми. Это означает, что партнеры по контрольным отношениям пребывают в различающихся, неравноправных позициях. Данное обстоятельство отражено и в их именах: один из партнеров называется контролером, второй — подконтрольным. Отношение контролера к подконтрольному совершенно не совпадает с отношением подконтрольного к контролеру. Иногда удобно считать отношения контроля распадающимися на два отдельных отношения: контроля (отношение контролера к подконтрольному) и подконтроля (отношение подконтрольного к контролеру).

Наиболее сильная психическая функция контролера совпадает с самым слабым и болезненным компонентом подконтрольного, так что генерируемые контролером мощные потоки информации постоянно приводят подконтрольного в замешательство и ставят его в зависимое, подчиненное контролеру положение.

Самая сильная функция подконтрольного приходится на столь же сильный, хотя и менее творческий психоинформационный элемент контролера; недостаток полета воображения по этому элементу только способствует нейтрализации информационных посылов подконтрольного. В то же время, благодаря этому взаимодействию адекватно оценивающий контролер признает наличие у подконтрольного определенных талантов.

Преимущество подконтрольного, опять-таки скорее досадное, потому что оно минимально, прослеживается и в тех вопросах, которые для контролера составляют предмет «общеобразовательного» интереса.

Слабая точка контролера оказывается неуязвимой, так как соответствующая функция подконтрольного не относится к зоне уверенности последнего и не в состоянии сгенерировать импульс, убедительный для контролера.

Достаточно эффективное воздействие на партнера возможно для подконтрольного в сфере «небрежной уверенности»: контролер по ней хорошо суггестируется, т.е. проявляет восприимчивость и даже сам требует этого сорта информации. Вот только для подконтрольного фиксироваться на ней малоинтересно.

Аналогичных воздействий, в которых нуждается подконтрольный, контролер предоставить ему не может, но испытывает от этого не угрызения совести, а желание покритиковать несостоятельность партнера.

Болезненное несогласие обычно наблюдается по аспектам, которым подконтрольный превосходно умеет дать общую оценку, а контролер остро фиксирует внимание на «ложке дегтя в бочке меда», чем перечеркивает суждение подконтрольного.

«Господствующий» партнер создает вокруг себя сильное поле того или иного качества, нейтрализовать которое подконтрольный способен лишь мощными направленными вспышками, после чего ситуация возвращается к исходному состоянию, так что к кратковременным атакам на контролера приходится прибегать снова и снова, и это утомительно для подконтрольного.

Можно представить себе, во что превращается жизнь при близком присутствии контролера, например в супружестве.

Подконтрольный перманентно пребывает в состоянии растерянности и фрустрации. Он, как правило, остро переживает свою психологическую зависимость.

Данным отношениям органически присущ антагонизм. Однако игра ведется «в одни ворота», и попытки борьбы со стороны подконтрольного истощают его, не оставляя жизненных сил уже ни на что другое.

Все это очень напоминает предысторию психического заболевания, каковое и является реальным риском для подконтрольного.

Неудивительно, что «контрольные» браки весьма часто заканчиваются разводом. Лучше, если такому сочетанию выставить красный свет с самого начала. К сожалению, зачастую контролер, испытывая удовольствие от владения «жертвой», стремится к браку, а подконтрольный не находит в себе сил противиться, так что «сладостный» союз кролика с удавом свершается. В дальнейшем вся сопутствующая атрибутика усугубляется, и сохранить брак могут, по-видимому, лишь истинные садомазохисты.

Еще отчаяннее выглядит ситуация, когда контролер — родитель. Ребенку-то деться некуда, а контроль происходит более сильный и всепоглощающий, чем в отношениях взрослых.

На этом фоне более безобидным представляется обратный вариант: контролер — ребенок.

Если у человека родитель — контролер, то он, возненавидевший эти отношения всеми фибрами души, рано или поздно пойдет войной на контролера-начальника. В остальных случаях сочетание босс-контролер и сотрудник-подконтрольный реализуется вполне нормально и даже естественно: формальная, должностная подчиненность усиливается подчиненностью психологической.

Когда же, наоборот, босс — подконтрольный, ситуация чревата конфликтом, ибо не каждый босс потерпит психологическое превосходство подчиненного и не у всякого сотрудника достанет таланта понять, что быть психологическим контролером руководителя — еще не повод к тому, чтобы пытаться им командовать.

Доминантные отношения

Доминантные отношения, как и отношения контроля, являются разноуровневыми. Один из партнеров, именуемый доминантным, воспринимает другого — поддоминантного — вовсе не так, как второй — первого.

Концентрация доминантного на определенной, естественной для него сфере интересов приковывает внимание поддоминантного и служит мощным инструментом воздействия на него; в то же время, жизненное поведение поддоминантного отличается, с точки зрения доминантного, широтой мышления, однако также и спутанностью, и, если можно так выразиться, бестолковостью.

Принципиальная уверенность доминантного в определенных вопросах бытия, в общем, нейтрально сочетается с соответственной зоной «небрежной уверенности» поддоминантного.

Одна из наиболее развитых психических функций довлеющего партнера, отражающая основную сферу его возможностей, резонирует с наиболее восприимчивым, «впечатлительным» элементом поддоминантного, тем самым заставляя его осмысливать определенную задачу, в чем и заключается принципиальный момент механизма доминирования.

Усилия доминантного, сопряженные с его стремлением к определенному социальному имиджу, встречают объективную и беспристрастную оценку поддоминантного, так что на данном взаимодействии подчиненный партнер может позволить себе относительно «расслабиться».

На незащищенное, слабое место доминантного поддоминантный, при желании, может направить мощное ограничивающее воздействие. Это — вторая определяющая особенность, проясняющая «принцип действия» доминантных отношений.

Доминантный не может получить адекватную информацию на те свои психические структуры, которые ее жаждут, так как поддоминантный в соответствующей сфере откровенно слаб. Вследствие этого поддоминантный представляется неубедительным и достойным жалости.

При этом оценивающая функция, взаимодействуя с наиболее сильной и интересной компонентой поддоминантного, подсказывает доминантному, что его партнер весьма талантлив в своем деле.

Наиболее яркие особенности поведения поддоминантного встречают, по большей части, снисходительный контроль доминантного, который при необходимости легко может быть актуализирован и направлен на погашение избыточности проявлений «младшего» партнера.

Сфера «общеобразовательных», служащих поддержанию реноме, притязаний поддоминантного встречает нейтральное, окрашенное некоторым «попустительством» отношение со стороны доминантного, при этом последний представляется в данном круге вопросов в целом более сильным.

Очевидно, что, в отличие от контрольных отношений, безнадежных для подчиненного участника, в доминантных отношениях имеются возможности эффективного противодействия господствующему партнеру, так что последний оказывается в определенном смысле более слабым и, в случаях открытой конфронтации, становится пострадавшей стороной.

Второе важное отличие этого вида разноуровневых отношений заключено в их большей, по сравнению с контролем, гуманности и осмысленности. По этой причине доминантные отношения часто обладают достаточной теплотой, чтобы соединить людей в дружбе, а также и в брачном союзе на долгие годы.

Менее благоприятно эти отношения реализуются в случаях, когда доминантный — личность заведомо более слабая по сравнению с поддоминантным, т.е., например, доминантный — ребенок, поддоминантный — взрослый, или же: доминантный партнер — женщина, поддоминантный — мужчина. В последнем случае достичь взаимопонимания особенно сложно. Поэтому чаще наблюдаются браки, а которых супруга — поддоминантный партнер.

В отношениях делового сотрудничества доминантные отношения не могут считаться предпочтительными. Однако, они и не столь тягостны, как контроль.

Сравнительно хорошее развитие доминантные отношения могут получить в ситуации, когда доминантный — босс, но лишь при условии, что он научится «слышать» сотрудника-поддоминантного. А вот если босс — поддоминантный, ему следует стараться задействовать профессиональную мощь своего доминантного подчиненного, вместо того чтобы направлять усилия на борьбу с ним.

Таким образом, мы завершили представление всех возможных видов парных отношений между гармоническими типами.

Мы видели, что практически каждому из отношений присущи как определенные положительные черты, так и специфические для него трудности. Это касается и дуальных отношений, хотя дуальная пара — единственное сочетание, в котором достижение психологической гармонии является принципиально возможным.

Если задаться целью ранжировать отношения — по шкале от лучших к худшим, то не удастся обойтись без уточнений. С точки зрения какого взаимодействия строится шкала? Результативности делового сотрудничества или же пригодности для брачного союза? А возможно, чего-то еще?

И даже после уточнения этих вопросов задача может быть решена лишь приблизительно.

Вот как выглядит шкала отношений по степени их предпочтительности в супружестве:

ДУАЛЬНЫЕ

Фокальные

Тождественные

Зеркальные

ИнверсныеИнверсныеМиражные 1-го рода

Подобные 1-го рода

Параллельные

Инверсные

Подобные 2-го рода

Миражные 2-го рода

Доминантные

Проективные

Противоположные

КОНТРОЛЬНЫЕ

Находящиеся на полюсах дуальные и контрольные отношения вынесены «в бесконечность»: это отражает идею, что, во-первых, никакие отношения, кроме дуальных, не допускают совершенной гармонии, и, с другой стороны, брак, основанный на отношениях контроля, абсолютно дисгармоничен.

Понятно, почему мы оговаривались об условности, приблизительности таких диаграмм. Реальные межличностные отношения допускают те или иные «перестановки» позиций: так, например, возможен фокальный брак, более полный и счастливый, нежели тождественный, если тому способствуют личностные особенности супругов.

[ Гармоническая психология и супружеская гармония, склад личности, взаимоотношения людей ]

Олег Слинько

Смотрите также:

У нас также читают:

К сведению
Наши партнеры

кожаная куртка зима вот тут

Метастаз вирхова лечение - узнать больше информации в статьях врачей Европейской клиники.

Форум о пластической хирургии prof-medicina.ru