Новые веяния в онкологии. Таргетная терапия рака


Что сейчас делается в России, чтобы программа скрининга стала эффективно работать?

В качестве первого шага с целью отработки основных этапов эффективного скрининга Минздравсоцразвития избрал 11 регионов РФ. Два мегаполиса – Москва и Санкт-Петербург уже начали выполнение программы, и после анализа результатов этого внедрения  положительный опыт будет распространен на всю страну, в 2010 г в программу войдут еще 10 регионов.

Что сейчас делается в России, чтобы программа скрининга стала эффективно работать?

Нужно сказать, что в странах, где уже давно практикуется общенациональный онкологический скрининг, вначале также проводились ограниченные отдельными регионами «демонстрационные» проекты для отработки качества и анализа возникающих проблем. И это дало свой результат - сначала стабилизацию, а  затем и снижение смертности.

Поэтому понятны предпринимаемые Минздравом усилия в реализации намеченных программ скрининга в рамках национальной онкологической программы. Второй проблемой в Российской онкологической практике является необходимость развития таргетной терапии.

Расскажите, пожалуйста о сути таргетной терапии. В чем она заключается?


Английское слово «таргет» (target) означает мишень. Поэтому направленное на мишени лечение часто называют таргетной терапией. Терапия основана на иммунологических принципах – получение человеческих антител к мишени, т.е. какому то гену или его белковому продукту, определяющему рост и прогрессирование опухоли. Некоторые исследователи по традиции относят такое лечение к иммунотерапии. На самом деле к иммунотерапии следовало бы относить применение различных вакцин, усиливающих противоопухолевый иммунитет. Применительно к злокачественным опухолям такие исследования проводятся в I-II фазах.
Получены первые обнадеживающие результаты, но необходимы дальнейшие интенсивные исследования в III-IVфазах до практического применения их в клинике.

Внедрение таргетной терапии стало возможным благодаря успехам молекулярной генетики, открывшей основные факторы, определяющие возникновение, развитие и прогрессирование опухолей. При раке молочной железы наиболее исследованными оказались два гена: «семейство» рецепторов эпидермального фактора роста, в частности HER2/neu и  Erb1.

Определение в опухоли различными методами гена  HER2/neu, встречающегося у 20-25% больных раком молочной железы, как правило, свидетельствует о высокой агрессивности заболевания. К счастью эту агрессивность можно в значительной степени погасить с помощью полученных несколько лет назад рекомбинантных человеческих антител, связывающих этот опасный ген.

Все большее внимание онкологов привлекает еще один ген, или даже группа генов, объединенных общим названием – сосудисто-эндотелиальный фактор роста (VEGF). Дело в том, что опухоль не способна расти и распространяться по организму без участия кровообращения и кровоснабжения, контролируемого сосудисто-эндотелиальным фактором роста, продуцируемого самой опухолью. Получены и исследуются таргетные препараты блокирующие и эту мишень.

Казалось бы все предельно просто! Известны факторы роста и из иммунологии известны пути получения антител, но, к сожалению, остается проблема - получить так называемые  гуманизированные антитела, то есть антитела, которые  применимы не только в ходе эксперимента, а в процессе лечения человека и не дают реакции как чужеродные, не отторгаются, не наносят вред, вот в этом направлении мы (я имею в виду институты России) также начали работать.

А что еще мешает внедрению и развитию  «таргетной» терапии в России? Имеется ли отставание во внедрении результатов исследований по биологически направленной «таргетной» терапии в клиническую практику?

Анализируя доклады, представленные на международных конференциях, действительно можно сказать, что имеется некоторое отставание во внедрении результатов исследований по биологически направленной «таргетной» терапии в клиническую практику.

 Дело в том, что проблема системного (консервативного) лечения, прежде всего,  связана с высокой стоимостью зарубежных лекарственных препаратов и пока ограниченным арсеналом отечественных препаратов.  Пока мало доступных для клиники отечественных таргетных препаратов, хотя судя по сообщениям на конференции, некоторые из них, схожие по эффективности с зарубежными «таргетными» препаратами уже разработаны или исследуются в I-II фазах.

На сегодняшний день в  России существует инфраструктура и хорошо подготовленные  и сертифицированные по стандарту GCP врачи-онкологи для исследования новых, в том числе отечественных онкологических препаратов. При этом надо отметить, что уровень и квалификация наших специалистов ни в чем не уступает специалистам лучших западных онкологических центров. Не случайно многие из разрабатываемых лекарственных препаратов, включая «таргетные» препараты и противоопухолевые вакцины тестируются совместно европейскими, американскими и российскими центрами с набором больных из Европы, Северной Америки и Российской Федерации. Эти многоцентровые межнациональные проекты по исследованию новых лекарственных препаратов к счастью не имеют отношения к рекламе зарубежных медикаментов некоторыми представителями медицинской профессии.

Дело в том, что любой изучаемый препарат является новым средством не только для участвующих в протоколе врачей и медицинского персонала, он является новым и также  неизвестным и для соответствующей лаборатории фармакологической компании, проводящей исследование. И при этом есть немало примеров, когда исследуемый препарат не попадает в практику после анализа результатов испытания независимыми комитетами.

Смотрите также:

У нас также читают:

К сведению
Наши партнеры

распродажа очков полароид ссылки

Меланома стадии по кларку - прочитайте статью на сайте Европейской онкологической клинии.

Форум о пластической хирургии prof-medicina.ru