Обсцессии и компульсии - страхи и ритуалы

Девушке этой лет восемнадцать. Она улыбчива, увлеченно повествует о своей работе воспитательницы в детском садике, о проказах детей. Проходит минут 20, а она все еще не объяснила, почему пришла в кабинет, на двери которого висит табличка "Психотерапевт". И вот, смущаясь и запинаясь, она начинает рассказывать....

С детства подвижная, общительная жизнерадостная, она отличалась тем, что просто не умела обманывать. Даже по мелочам, даже в ущерб себе. Опаздывая, она не ссылалась на проблемы с транспортом, а честно говорила, что проспала. На работе она исполнительна во всех мелочах и действует строго по всем предписаниям. Ее любят и ценят именно за “сверхнадежность”. Но пару месяцев назад, ей показалось, что если она пристально посмотрит кому-то в глаза, то с этим человеком что-нибудь произойдет.

С тех пор, она отводит глаза от собеседника, словно оберегая его от несчастий. А еще через две недели появились “ритуалы”. У нее возникало непреодолимое желание вернуться и снова пройти какой-то участок дороги – “иначе что-нибудь случится”. Одежду тоже теперь надо было вешать особым образом. Покидая дом, она четырежды проверяла свет, газ, замок входной двери, но все равно, часто приходилось возвращаться с половины пути из-за навязчивой мысли – “а вдруг что-то забыла”. И когда, для того, чтобы с многочисленными возвратами добраться до работы, требовалось потратить почти полдня, она, наконец, решила обратиться к врачу. Она прекрасно понимает всю безосновательность навязчивых мыслей, всю странность своего поведения и от этого ей очень страшно – “кажется, у меня поехала крыша”.

После первой же беседы ей становится легче. Прежде всего, для нее было важно узнать, что это заболевание не такая уж редкость. То, что происходит с этой симпатичной девушкой, носит название “обсессивно-компульсивный невроз”, который встречается у 3-5 % населения. А определенные черты характера – такие как внутренняя негибкость, чрезмерная обязательность, стремление ни на йоту не отступить от инструкций – предрасполагают к манифестации этого невротического расстройства. Несколько недель лечения антидепрессивным препаратом привели к полному исчезновению навязчивых симптомов.

Другой случай более драматичный. К нам обратилась женщина 35 лет, вскоре после первых родов. Ребенок был долгожданным и желанным, она буквально не отходит от младенца. Но две недели назад она с ужасом стала замечать, что когда она берет в руки кухонный нож или швейную иглу, то в голове возникает мысль о том, что она может вдруг потерять над собой контроль и причинить вред малышу. Она не могла понять, откуда берется эта мысль, она осознавала всю нелепость происходящего, но, тем не менее, она спрятала подальше все колющие и режущие предметы. “Что со мной, доктор” – громко всхлипывает она - “наверное я совсем сумасшедшая”.

И вновь, немного надежды и успокоения появляется в ее искаженной испугом душе, когда она узнает, что происходящее с ней вполне объяснимо. Ее невротические расстройства называются “контрастные навязчивости” и механизм их возникновения сводится необыкновенно интенсивному страху повредить тому, что нам дороже всего. Этот страх доводит человека до неверия самому себе, которое, в свою очередь, связано с постоянным самоукорением. Примерно так же у глубоко верующих людей возникают так называемые “хульные мысли”, когда в храме, помимо воли, в голову лезут ругательства в адрес святых. Иногда такие прихожане начинают считать себя величайшими грешниками или даже бесоодержимыми, но опытные священники разъясняют, что это просто одна из особенностей загадочной человеческой психики – парадоксальная психологическая реакция по отношению к эмоционально значимым душевным ценностям.

Как невротическое заболевание, обсессивно-компульсивное расстройство, проявляется навязчивыми мыслями (обсессиями) и навязчивыми движениями – ритуалами (компульсиями). Ритуалы могут включать в себя постоянное стремление мыть руки, многочисленные перепроверки привычных действий, пересчитывание предметов – окон в домах, количества проходящих мимо брюнеток или складывание цифр номеров проезжающих автомобилей. При этом обязательно загадывается желательный результат – например, если получившееся число окажется четным, значит все должно быть хорошо.

При этом выполнение ритуалов приводит лишь к краковременному сбрасыванию постоянно копящегося напряжения. Компульсии варьируют в своей интенсивности от безвредных, как, например, свойственное многим стремление перешагивать трещинки на асфальте, до чрезмерно интенсивных ритуалов, выполнение которых полностью выбивает человека из жизненного ритма. Этому заболеванию равно подвержены мужчины и женщины, при этом, как мы говорили, некоторые особенности личности увеличивают риск возникновения данного невроза. Личности такого типа получили название психастенических и основной их чертой является тревожная мнительность, нерешительность и склонность к сомнениям.

Часто такие люди отличаются сверхдобросовестностью и особой пунктуальностью до педантизма, что в какой-то мере, позволяет им уменьшить внутренние колебания недоверчивости. Лечение обсессивно-компульсивного расстройства происходит по двум направлениям. Во-первых, психотропные средства здесь оказываются, как правило, весьма эффективны. Использование таких препаратов как анафранил или прозак позволяет существенно уменьшить частоту и интенсивность ритуалов и навязчивых страхов. Хорошие перспективы открываются при использовании психотерапевтических техник. Расскажем лишь об одной из них. Это методика “парадоксальной интенции”, при которой пациенту предписывается намеренное преувеличивание навязчивых симптомов, что удивительным образом приводит к их исчезновению.

Вспоминается успешный случай излечения тяжелого и длительного невроза, буквально за одну психотерапевтическую встречу. Наша пациентка испытывала навязчивый страх непроизвольного мочеиспускания в общественных местах, вследствие чего около года не выходила из квартиры. Тогда ей было предложено приобрести для себя “памперсы” и действительно попробовать помочиться вне дома. Как следовало ожидать, испытав ощущение защищенности в “памперсе”, ей совершенно не захотелось выполнить задание психотерапевта, что собственно и было нужно. С тех пор она больше не вспоминала о своем страхе, убедившись, что может полностью контролировать себя. Итак, какие рекомендации можно предложить, если человек начинает испытывать беспричинные неадекватные страхи или все чаще следовать особым “приметам”.

Прежде всего успокоить себя – сумасшествие ему не грозит - невроз навязчивых состояний, даже в серьезной форме никогда не влечет за собой потерю рассудка и не переходит в другое психическое заболевание. Затем, нужно чаще приводить себе на ум следующее соображение – за всю историю человечества ни один из навязчивых страхов не сбывался, как бы человек не боялся, он ни в коем случае не принесет никому вреда. И последнее. Попытки “взять себя в руки” или усилия само-преодоления обычно не увенчиваются успехом, и это еще более может вызывать разочарование, пессимизм, неверие в возможность выздоровления. Поэтому не стоит медлить с визитом к специалисту – в большинстве “свежих” случаев вероятность полного излечения достаточно высока.

Белорусов С.А.

Смотрите также:

У нас также читают:

К сведению
Наши партнеры

Бутик.ру дизель в

УЗИ брюшной полости по выгодной цене в Москве

Метастазы в ноге симптомы - узнать больше информации в статьях врачей Европейской клиники.

Форум о пластической хирургии prof-medicina.ru