Лучшее - враг хорошего

У каждой женщины за время беременности успевает сформироваться представление о том, что такое хорошая мать и что нужно делать, чтобы заслуженно носить это гордое звание. Формироваться они начинают еще в детстве, на основе собственного опыта в качестве ребенка, и продолжают под влиянием общественных институтов, СМИ, культуры. Но, по прошествии некоторого времени после появления малыша, молодая мать часто не удовлетворяет как собственным идеальным представлениям о хорошей матери, так и представлениям других людей, беззастенчиво доносящих до нее эту мысль. Это расстраивает новоиспеченную маму и лишает уверенности в себе, вследствие чего ее внушаемость резко возрастает. Не имея своего опыта, она может некритично воспринять чужой. Но также и мать, имеющая четкие воспитательные позиции и уверенная в том, что знает, как ей обращаться со своим ребенком - испытывает давление. Окружающие предъявляют ей требования, соответствующие расхожим стереотипам. Какой же с точки зрения общественного сознания должна быть хорошая мать? Разбив требования по категориям, будем мысленно произносить: "Хорошей считают маму, которая всегда и в любых случаях"…

Уход за ребенком и его безопасность: не работает три года после рождения ребенка, сидя дома и посвящая все свое время ему; никуда и никогда не отлучается, ребенок всегда при ней; не оставляет ребенка на попечение отцу минимум до года; купает ребенка только в детской ванночке; контролирует каждое движение ребенка от момента, когда он уже способен совершать целенаправленные движения, и минимум до совершеннолетия;

Здоровье: не ездит в городском транспорте с ребенком; не заходит с ребенком в магазины, не бывает в местах скопления людей; не носит ребенка в "кенгуру"; детское белье стирает только собственноручно и гладит с двух сторон; не пользуется памперсами; туго пеленает ребенка; одевает его очень тепло и поддерживает в детской комнате температурный режим, близкий к финской бане;

"Все лучшее - детям": покупает ребенку все самое-самое, в частности, покупает ребенку вещи лучше, чем себе; обеспечивает ребенку изобилие развивающих игрушек и детских книжек; кормит ребенка самыми дорогими продуктами в большом ассортименте;

Предрассудки: не фотографирует ребенка первые месяцы жизни; не показывает младенца знакомым, не впускает в дом женщин из опасения, что они менструируют в это время;

Психологическое состояние и поведение: всю работу по дому выполняет сама и не нуждается ни в какой помощи, в том числе по уходу за ребенком; жертвует ради ребенка сном - всегда встает по ночам по первому же шороху, всегда пребывает в хорошем настроении, весела, ласкова и дружелюбна; уделяет мужу достаточно внимания, позволяет ему быть гордым и довольным; ночами тревожно прислушивается, дышит ли ребенок; вообще, очень сильно беспокоится о ребенке; и, наконец, знает: если с ребенком произошло что-нибудь неприятное, это целиком на ее материнской совести.

Каждое из этих требований может исходить от одного из четырех источников давления: социума, семьи, собственных убеждений или научно-популярной литературы. Последний источник, впрочем, легко интериоризируется тремя остальными, то есть становится частью либо собственных убеждений, либо мнения мужа, матери, свекрови, либо все соседки единогласно ссылаются на мнение, например, доктора Спока.

Что же делать, если требования явно чрезмерны, и каждый родственник, приходя поглядеть на малыша, не упускает возможности поучить жизни, указать на ошибку или промашку, наставить на путь истинный? Начнем, как говорится, с себя. С выработки определенной и четкой позиции в отношении воспитания детей. Составив список - в уме или на листе бумаги - всех возможных признаков хорошей матери, следует выделить те из них, которые вызывают сомнения. А дальше - проработать их. Если не хватает информации - почитать. Если есть сомнения в действенности или необходимости того или иного подхода - посоветоваться с теми, кому доверяешь. Если есть сомнения в выполнимости намеченного - заручиться поддержкой мужа. Найти единомышленников и общаться с ними. Найти тех, кто может на практике продемонстрировать преимущества своего подхода.

Второй случай: давление исходит от членов семьи. Вы уже знаете, чего хотите и чего не хотите. Но бабушки ребенка упорно норовят одеть его не в то и не тем накормить; отказываются надевать ребенку памперс и доводят до опрелости, передержав в мокрых пеленках; опрелости лечат неэффективными дедовскими методами; узнав, что вы купаете ребенка во взрослой ванне, хватаются за сердце; а, увидев малыша в слинге, зло кричат: "ты хочешь, чтобы он сломал себе позвоночник!" Более печальный случай - когда давление оказывает не представитель старшего поколения, как это обычно бывает, а муж. Когда муж требует безупречного ухода за ребенком одновременно с ведением домашнего хозяйства, не уменьшающимся интересом к нему и его проблемам, и с восхитительным сексом.

Третий случай: давление оказывают буквально все встреченные. Узнав о ваших методах воспитания, скажем, закаливании младенца или плавании с ним, они обвиняют вас в безответственности, в жару и в холод требуют одеть ребенка как можно теплее, дать младенцу соску, печенье, воду, чай с сахаром. Потому что они так воспитывали своих детей. Потому что они были - хорошие матери, а все несогласные с предлагаемыми ими правилами совершают ужасную ошибку и не заслуживают уважения.

Четвертый случай: когда кто-то апеллирует к новой психологической теории, потому что он посмотрел телепередачу или прочитал недавно ставшую бестселлером книгу о воспитании детей.

Что происходит, какое сообщение стоит за всеми этими попытками вмешаться и навязать свое мнение о том, как правильно поступают хорошие матери?

Сообщение мужа: я взволнован, я надеюсь, что ты справишься, ведь ты вынашивала малыша в своем теле, ты знаешь о нем больше, чем я, у тебя есть материнский инстинкт и интуиция, ты лучше понимаешь, что с ним нужно делать. Я чувствую себя неуверенно, я боюсь совершить ошибку, мне не по себе, мне трудно. Я нуждаюсь в твоем внимании и любви, я люблю нашего ребенка, но не хочу, чтобы он вставал между нами и отнимал у меня твою любовь. Мне нужна твоя поддержка!

Сообщение матери: я лучше тебя знаю, что делать с ребенком - ведь это я тебя вырастила. Я еще слишком молода, чтобы отходить от дел. Я, в отличие от тебя, опытна и умею принимать решения в трудных ситуациях. Я не собираюсь отдавать свою власть в семье, я по-прежнему принимаю важные решения, без меня вы не справитесь. Я хочу быть необходимой и любимой. Я хочу принимать деятельное участие в воспитании внуков.

Сообщение дальних родственников, соседей, незнакомых людей, обращающихся на улицах: о, и у нас когда-то были маленькие дети! Мы еще на многое способны, мы помним, как с ними обращаться, мы можем дать ценный совет, многие вещи понимаешь только с возрастом, а юность нуждается в мудром руководстве, прими нашу заинтересованность, нам приятно чувствовать свою причастность к началу жизни нового человечка.

Все вышеописанные взаимодействия можно рассмотреть в свете психологической теории трансактного анализа, автором которой является Эрик Берн. Согласно этой теории, каждый человек общается с другими, находясь в одном из трех Я-состояний: Родителя, Взрослого или Ребенка. Я-состояние Родителя - это воспринятый образец родительского поведения, запечатлевшийся в детстве. Родитель поучает, требует, наказывает в строгой своей вариации и защищает, заботится, помогает в доброй. Я-состояние Ребенка отвечает за то, что мы веселы и беззаботны, искренни, радостны в благоприятных ситуациях и безответственны, напуганы, беззащитны, слабы - в стрессовых. Я-состояние Взрослого - состояние, адекватное спокойному, здоровому взрослому человеку. Я-состояние Взрослого позволяет нести ответственность ровно в той мере, что необходимо, принимать взвешенные решения, соизмерять потребности и возможности, производить расчеты, вести себя в соответствии с объективной ситуацией.

Таким образом, получается, что требования мужа, за невыполнение которых он грозит лишить жену звания хорошей матери, выдвигаются из состояния Ребенка. Муж говорит: "Будь моей мамой!" Но ведь его жене уже есть, кому быть мамой, и младенец в колыбели и с соской нуждается в маме куда сильнее младенца в пиджаке и с портфелем. Ответа муж ждет из позиции Родителя, и его можно, конечно, сурово отчитать за неправомерные требования… а можно - постараться вывести ваш разговор на уровень Взрослый-Взрослый. Не дать ему перескочить в состояние Родителя, из которого ему будет удобно распекать Вас за нерасторопность или невнимательность, а вот именно поговорить, как взрослый человек, находящийся в трудной ситуации, с другим человеком, находящимся в очень похожей и понятной Вам трудной ситуации. Взаимное сочувствие гарантировано. А вместе с ним - снятие чрезмерных требований и усиление чувства локтя.

Мама и свекровь разговаривают с нами, наоборот, из позиции Родителя. На то они и мамы. В разговоре с ними, конечно, замечательно было бы выйти на уровень двух взрослых женщин. Но мамы очень цепко держатся за свою родительскую позицию в общении. Поэтому, если не удалось вывести разговор на уровень честного обсуждения спорного вопроса, и мама давит авторитетом - можно постараться превзойти ее. Забраться поглубже в родительское Я-состояние и общаться оттуда, настроив себя предварительно на то, что она - мама в двадцати- или тридцатилетней давности прошлом, а Вы - мама прямо сейчас. Современная, хорошо подготовленная, осведомленная, компетентная. Вы - сильнее в своей родительской позиции. Вы знаете лучше.

Мамы противоречивы: с одной стороны, они любят поучать из родительской позиции, с другой - частенько меняют ее на детскую с утверждениями вроде: "Теперь ты поймешь, каково это - дитя растить", "наши внуки - месть нашим детям". Они словно стремятся получить моральную компенсацию за страдания, которые сопровождали особенно нелегкое в то время взращивание детей, когда стиральная машина была роскошью, памперсов не было, пеленки гладились с двух сторон, а отпуск по уходу за ребенком был два месяца. Еще ими движет стремление самоутвердиться, и выходит так, что это самоутверждение происходит за счет молодой матери. Факты забываются, и они искренне считают дочь или невестку нерадивой, потому что ребенок до двух лет в памперсах, а у них дети на горшке с года сидели. Если внук уверенно восседает на горшке в год, значит, воспоминания сообщат, что их дети просились с шести месяцев. И еще всегда оказывается, что дети таких мам и свекровей никогда не падали, не разбивали коленки, вообще никогда - заметьте, - не плакали и разговаривали стихами уже в год, одновременно танцуя вальс и пользуясь столовыми приборами. Разоблачать - бесполезно, даже если собственные воспоминания выросшего ребенка говорят совсем другое по поводу разбитых коленок и плача что ночью, что днем. В таких случаях поможет, во-первых, твердое понимание того, что никто не идеален - ни Вы, ни Ваша мама. Не нужно заострять внимания на этих историях о детях-вундеркиндах, пытаться разоблачить или опровергнуть их слова. Достаточно знать, что все делается правильно, и дети сядут, пойдут, заговорят и научатся пользоваться горшком в свой положенный срок. Не нужно торопиться. И не нужно беспокоиться, сравнивая своих детей с воображаемыми вундеркиндами.

Кстати, о чужих гениальных детях. Способ противостояния давлению соседей, знакомых и незнакомых, утверждающих, что ребенок к этому возрасту уже обязан уметь танцевать вальс и ездить на велосипеде, когда в действительности он только-только делает первые шаги, прославлен в анекдоте. "Рабинович говорит, что у нее ребенок в пять месяцев пошел? Говорите тоже!" Сказать, что ваш ребенок уже бегает - лучше, чем извиняющимся тоном признаться, что Ваш-то и в год ходить не умеет еще, и мучиться от стыда. Хотя и ежу понятно, что никакой Вашей вины в этом нет.

И наконец. При попытках надавить на вас при помощи какой-нибудь современной теории вспомните о том, что теорий сейчас - ну просто море разливанное. И у каждого из взаимно исключающих мнений находится масса сторонников. Стало быть, как только вам излагают, что обращаться с ребенком нужно не так, как вы это делаете, а любым другим образом, используйте прием "ссылка на авторитет". И говорите, что у вашего собеседника - сто лет как устаревшие сведения, что так воспитывали детей еще в прошлом веке, а теперь, согласно последним данным науки и новейшим исследованиям великих ученых, правильно поступать так, как делаете вы. Вот и вся наука.

Перечисленные выше способы реагирования на давление помогут справляться с попытками заставить вас делать что-то неполезное, неважное и неправильное с вашей точки зрения, и не испытывать при отказе чувства вины или злости на непрошенных советчиков. То есть, для повышения уровня комфорта в отношениях с близкими и далекими. А что на самом деле важно в отношении матери к своему ребенку? Я опросила множество людей и согласилась с такими часто называемыми важными поведенческими чертами:

  • Мама может пойти наперекор общественному мнению, если так лучше для ее ребенка.
  • Мама уважает своего ребенка и считается с его желаниями, мнениями. Видит в своем ребенке человека изначально, от рождения. Другого человека, а не продолжение себя.
  • Мама помогает ребенку выстраивать отношения с внешним миром, с другими людьми - братьями и сестрами, друзьями и знакомыми.
  • Мама уделяет своему ребенку время, учит его, играет с ним, доставляет ему радость и способствует его развитию. Помогает ему реализовывать его интересы.
  • Мама всегда защищает своего ребенка. Во всех конфликтах с внешним миром.

Ребенок хорошей матери неизменно чувствует себя любимым и нужным, даже тогда, когда на самом деле она мечтает только об отдыхе.

Ева Морозовская
http://www.love-to-life.com/

Смотрите также:

У нас также читают: